О пользе и вреде очередей.

В.Грузиненко, научный руководитель ЛИС и ОТР.

 

Бытует устойчивое мнение простого обывателя «о вреде очереди». Более того, вступив в резонанс это мнение в пух и прах разнесло достаточно стабильное государство, каковым был СССР. И сегодня очередей нет, но стало ли жить лучше наше население? Давайте эту проблему расмотрим в более широком аспекте, не фокусируя внимание на поверхностном факторе, которым и является длина, так надоевшей нам очереди.Я видел усточивые очереди и в Великобритании, когда находясь в командировке, жил на берегу Ламанша. К двум или трём часам дня на берегу появлялись покупатели рыбы, ожидающие прихода рыбаков с моря. И очереди, также как и улов рыбаков бывают разными, но в течении немногим более часа, на берегу не остаётся ни покупателей ни продавцов (рыбаков). Берег чист и даже отходов тоже не заметно. В Англии всегда существуют очереди, пусть и не большие, когда покупатель хочет приобрести свежий товар высокого качества. Там нет продуктов продаваемых в замороженном виде.Так что положение о том, что спрос, а наличие очереди именно это и отражает, не связан с предложением и не влияет на цену товара? Бред какой-то, продавец по мировоззрению отечественного агента рынка должен по определению повысить цену на товар. Отечественная теоретическая аксиома. Но в Англии она почему-то не работает. Тогда в чем содержится рыночный эффект, если он имеется?

Чуть раньше в своих работах я касался проблемы о необходимой достаточности в мировоззрения для всех агентов рынка и о его влиянии на поведение таких агентов при назначении цен. В качестве примера следует рассмотреть вопрос формирования инфляции. Бытует общепринятое мнение о том, что инфляция это результат роста оплаты труда, а, в конечном счёте, объёма наличных денег у населения. Попробуем проверить, так ли это? Для товарно-денежной системы, когда цены изменяются по законам спроса и предложения, всегда выполняется уравнение Ирвинга Фишера, согласно которого:
P× Q = M × V.
Это уравнение не изобретение нынешних реформаторов, экономисты и финансисты использовали его еще в начале XX века при расчете индексов государственных цен и необходимой для производства денежной массы, а на уровне общепонятной закономерности его знали ещё и в XIX веке. Оно описывает ситуацию следующим образом. Действующая масса платежных средств М умноженная на скорость их оборота V (сколько раз каждый рубль используется для платежа, например, в течение года — у нас в России величина V не рассчитывается или не учитывается) всегда равен произведению уровня цен P умноженному на объем потребленных за этот период товаров и услуг Q.

В условиях рыночного ценообразования, если объем товаров уменьшился, а денег столько же и темп их оборота (количество покупок) прежние, то для выполнения равенства подскакивают цены. То же самое происходит, если денег на руках становится больше, а товара столько же. Это уравнение действует всегда, даже если цены плавают «свободно». Это путь стерилизации финансовых средств у населения. Тупик в развитии общества.

Поэтому экономическая мысль Запада не считает возможным ограничивать платёжные средства населения, а стремится ограничить прибыль поставщика, извлекаемую от продажи товара. Тогда постащик в своём стремлении увеличить доход стремится создать объективно обусловленную необходимую очередь, ускоряя процессы обращения денег. Тем самым экономятся финансовые средства в целом для всего общества.

Рассмотрим теперь это же уравнение с другой стороны, когда поставщик товара заранее назначает повышение цен. Тогда в соответствии с этим уравнением должен снизиться и объём производимой продукции, но этого, для некоторых товаров, не происходит. Это связано с тем, что некоторый товар имеет свойства необходимости, то есть без него человек обойтись не может, он всё равно должен и будет его приобретать. Появляется дополнительная продукция, затраты на производство которой уже оплачены обществом, продаётся ещё раз. Так и создаётся основной фундамент коррупционных отношений. Если общество это понимает, а все его члены в той или иной являются агентами рынка, то оно не только должно оно даже обязано исправить ошибку.

Если государство не имеет механизма планомерного регулирования монополий, оно и его граждане становятся заложниками произвола. Именно такова ситуация в сегодняшней России. Вместо создания современного механизма регулирования, реформаторы начали активную, так называемую «борьбу с естественными монополиями», которую закономерно и комично проиграли.

Не понимая или не желая понимать, антимонопольные службы страны лишь констатируют эту несправедливость, не предпринимая ни каких мер в защиту общества от произвола монополистов. В то же время в мире давно разработан механизм регулирования монопольного ценообразования, когда организация монопольного производства даже выгодна для общества. Иллюстрацией этому могут служить классические примеры монополизации в конце XX века в нефтяной промышленности США и анилиновой промышленности в Германии. Цены в первом случае на керосин, а во втором, на красители в последовавшее за монополизацией десятилетие сократились в несколько раз.

Таким образом, эта монополизация была целесообразна, с точки зрения, как интересов потребителя, так и собственно экономики этих стран. Противники государственного регулирования рынка утверждают, что оно ограничивает экономическую свободу предприятий, но это абсолютная чушь и не соответствует действительности. Скорее наоборот это общество обладает правом приобретать товар, компенсируя при этом предприятию лишь его издержки.

На самом деле свободу эту часто ограничивает и рыночная стихия. Государственное регулирование ограничивает ее лишь тогда, когда государство коррумпировано. В Дании коррупции нет, а государственное регулирование есть, и по индексу экономической свободы она занимает одно из первых мест в мире. А Россия, где воплощены все догматы неоконсерваторов, находится по этому показателю на 121 месте, рядом с Нигерией. Так что не с госрегулированием надо бороться, а с коррупцией, особенно если учесть, что механизмы этой борьбы даже с учётом национальных традиций в мире имеются.

Во многих работах авторы утверждают, что либеральный рынок, как основа экономического развития любой демократической страны при всей его способности к эволюции и адаптации к сложившимся условиям, обладает неотъемлемым свойством разрушения. Либеральный рынок предполагает только одну цель — индивидуальный интерес и максимальное личное потребление. Но жадность отдельного человека попросту не является целью, она не способна удержать общество вместе на сколько-нибудь долгое время. В среде общества могут возникнуть только цели, нуждающиеся в общих усилиях, достижение которых облегчило бы жизнь каждому отдельному человеку повышением его уровня жизни. Но в системе, признающей лишь права индивида и отрицающей его социальную ответственность, нет способа распознать такие цели, а тем более их достигать.

Ещё более серьёзные проблемы применения либерализма возникают в производстве, что порождает большое неравенство доходов. Двигатель эффективности свободной рыночной экономики, это поиск возможностей нажить денег. Некоторые такую возможность находят, а другие нет. Смысл конкуренции состоит в том, чтобы изгнать с рынка других, сведя их доходы к нулю, то есть, захватив их возможности заработка. Это совсем не означает, что вытесняемый с рынка товар не обладает конкурентными преимуществами, он отражает лишь активность его собственника, часто граничищегося с корупцией и ложной рекламой. Так осуществляется ковертация прибыли производства в негативную сферу нашей жизни. Когда приобретено богатство, умножаются возможности в дальнейшем наживать ещё больше денег, поскольку накопленное богатство открывает новые возможности наживы, закрытые без него. Неравенство в доходах порождает, в конечном счёте, несправедливость, которая и служит основой недовольства в обществе, приводя его конфликтам.

Если же говорить об очередях, что обозначено заголовком настоящей статьи, то следует сформулировать задачу поиска её оптимальной величины. Вполне очевидно, что значительная очередь не позитивное явление, так как общество вынуждено терять время, которое оно бы могло использовать гораздо лучше и более достойно для себя.

С другой стороны в безлюдном магазине общество так или иначе вынужденно оплачивать плохо и мало используемые торговые площади и оборудование. Напрасные затраты очевидны. Поэтому достаточно убедительны аргументы о том, что должна существовать очередь оптимальной величины, когда суммарные общественные затраты будут минимальны.

Это один из основных факторов, которые в синергетике называютя правилом порядка (ПП). От него многое зависит как в обществе так и в производстве продукции, товаров и услуг населению. Такой параметр может и должен стать нормативным и планируемым, от которого зависит вся инфроструктура жизни общества.

Сегодня это не так. В оптимальности создания инфростуктуры отрасли торговли можно отыскать серьёзные резервы для сдерживания инфляции и многих других негативных явлений.

Оставить комментарий

Вы должны Войти чтобы оставить комментарий.