Общество, власть и наука. Новелла №7. (Мировоззренческая).

Аннотация. Всегда и везде существуют, если хотят развития, противодействующие структуры в огромной сложной системе, под названием государство. Роль таких противоположностей играет власть и общество. Именно такое противодействие этих элементов обеспечивает устойчивость существования как самого государства, так и повышение уровня жизни самих членов общества. Это такая игра, когда в выигрыше должны быть все. Это не математическое утверждение, хотя и оно возможно, а скорее историческое, когда нарушение его приводило к разрушению и общества и власти. Такими примерами полна история. Но кто решает в этом столкновении противоположностей, кто прав, а кто виноват? Кто судья в этом споре? Необходимость его решения очевидна и безспорна, но в структуре взаимодействия не определена. Отсутствие судьи или хотя бы критерия, его заменяющего, делает систему государства нежизнеспособной, а будущее мало привлекательным. В историческом плане роль арбитра обычно играет наука или опыт и знания.

 

Для начала попробуем характеризовать сами себя как общество, если мы его имеем. И никаких снисхождений делать не будем. Мы в бога не верим, но в церковь ходим, взяточников проклинаем, но взятки даем, властям позволяем делать практически все, что они захотят, а вот соседу за лишнее слово можем и топором голову снести. Комбинировать какую-либо ситуацию нынешние русские мастаки, а вот четкую стратегию жизни не сформулировали для себя ни элиты, ни население, но вот мы всё равно считаемся, как самые умные. Чуть чуть оглядимся в этой новой ситуации. Советский народ сложился к 80-м годам XX века. Это была действительно уникальная общность людей, во многом более свободных, добрых и культурных, чем нынешние россияне. Они даже были меньшими «большевиками», чем современная молодежь, так как обладали чувством справедливости. К сожалению, за последние 20 лет это поколение практически исчезло, «разложилось» или уехало из страны. А что осталось? Мы унаследовали худшее, что было в социализме (бюрократию, чрезмерный централизм, пофигизм) и добавили тоже только самое худшее, что есть в капитализме – индивидуализм, переходящий в алчный эгоизм, потребительство, рыночное отношение к культуре, образованию и знаниям. Люди раньше хотели кем-либо «стать» или «быть», а сегодня нас интересует только «иметь». И это цель жизни для большнства населения.Что произошло в России в конце XX века? Давайте сделаем это методом сравнения. Страна одна и та же, народ тоже не менялся (к примеру, на монголов) и природные ресурсы нам никто не привозил. А что изменилось, что так трагически страна покатилась под откос. И все попытки остановить это падение не приносят положительных результатов. Разрушено всё, а что ещё осталось, продолжает разрушаться. «Загадка, регбус» — как сказал бы Райкин. В своём исследовании мы попытались ответить на этот вопрос. Объём исследований огромен, но если коротко подвести итог, то можно увидеть, что все основные изменения коснулись непосредственно общества и катострофически развивающегося его разобщения. Идеологически сплочённое общество по определению, при всех прочих равных условиях, обладает более высокой активностью и созидательной мощностью. Это, кроме всего прочего, и самый экономный метод организации и объединения общества. Но следует признать, что одновременно такое идеологическое сплочение общества неминуемо порождает тоталитарный режим власти, что и было в СССР. Реализация идеологического единства (для СССР) переходит в руки бюрократического аппарата всей страны, который не способен обеспечить необходимое разнообразие при развитии общества в силу многих и многих вполне обусловленных причин. Этот закон Эшби и проявился в период распада СССР. Но сейчас мы находимся в другой крайности, когда эгоизм индивида (а это тоже идеология), охвативший всё общество, в разы снизил его созидательную мощность в режиме «разделяй и властвуй». Общество атоминизируется, превращаясь в анархию. И это явление (анархия) охватило все, без исключения, стороны жизни, включая даже культуру. Это жестокая битва эгоизма с альтруизмом, в результате которой победа досталась эгоизму.

Успех любого сотрудничества определяется способностью всех ее участников сонаправить свои усилия на достижение общей задачи. Не успех любой ценой, не торжество эгоизма, а гармония, талантливое сочетание плюсов и минусов всех игроков, добровольное принятие ими в расчет предпочтений и интересов других действующих лиц, согласованное следование всех общей стратегии дают в итоге победу. Если это положение принять за основу движущих сил развития, то необходимо назвать участников такого синтеза, формирующих свои предложения и учавствующих в гармоничном их согласоваии. Очевидно, что первое предположение, которое приходит на ум, этими участниками является власть (любого уровня) и общество в лице своих представителей. По существу это дуальная система, которая в принципе не может быть устойчивой, как бы не хотели этого её участники. И здесь мы вступаем на очень зыбкую почву взаимодействия власти с обществом в лице его представителей. Нужно понимать, что это люди и они так же находятся под влиянием идеологии свободного рынка и доминирования её в сфере общения.

В условиях идеологии сободного рынка, когда правит бал эгоизм и хаос мотиваций людей как во власти, так и представителей общества, система управления не сможет принимать устойчивые и целенаправленные решения. Чаще всего дуализм последовательно перерастает в монизм, когда прав тот кто сильней. В обычной жизни это означает «я начальник, а ты дурак» и это мы видим в новелле № 8, когда смысл документов прозрачен и очевиден. Монизм по существу, в условиях царствования эгоизма и при отсутствии справедливого законодательства, всегда будет источником коррупционых отношений и формирования страт криминального характера. Это не случайное событие, а закономерность подтверждена историей. И с этим вряд ли что-то можно сделать. Власть и представители общества (народные избранники) по существу сливаются в единый организм в коррупционном экстазе и осуществить какие-либо изменения становится чрезвычайно трудно, а иногда просто невозможно. Об этом и предупреждал нас испанский философ Ортега-и-Гассет в своей работе «Восстание масс», опубликованной в 30-х годах прошлого века. Он предсказал появление фашизма и национализма в Италии и Германии и эти его предсказания, к сожалению, сбылись.

В научном бестселлере широко известного футуролога и социолога Элвина Тоффлера «Метаморфозы власти» (Тоффлер 2004 г.) власть рассматривается как совокупность трех составляющих – силы, богатства и знания. Это наивысший уровень управления в стране. Но иерархически эта структура может отражается на всех уровнях, где существует власть и управление. Вот здесь мы и попробуем найти ответ на «вечные вопросы»: кто виноват? и что делать? Сначала рассмотрим понятие власти и её участие в принятии решения в рамках представленной триады. Очевидно за властью должна стоять сила и воля к достижению цели. Как говорят в народе: сила есть ума не надо. Поэтому власть и называется исполнительной, так как её задача достижение результата ранее поставленной задачи в условиях настоящего времени. За это и несёт ответственность именно эта компонента в триаде, которая названа нами властью. Общество наделяет власть всеми необходимыми атрибутами, которые власть использует для достижения положительных результатов в выбранных ранее общих решений.

А где в этой триаде находится богатство? Какую роль в управлении оно играет и как выполняет возложенные на него функции управления и регулирования всей хозяйственной жизни страны? Элвин Тоффлер, в рассматриваемой работе под богатством понимает национальное богатство, к которому следует отнести все ценности страны и не только имеющие материальный характер. Он рассматривает этот вопрос в историческом аспекте. Это всё то, что накопила нация или общество страны за всё время своего существования. Тогда общество, обладающее не отторжимым правом на это богатство, выступает в триаде этаким «скупым рыцарем» и центральная задача распределения и сбережения наследованных богатств становится прямой обязанностью живущих поколений сберечь его для детей и внуков. Таков непрерывный процесс сбережения и накопления наследства. Он всем нам привычен и знаком, если мы, конечно, не наркоманы или алкоголики. Мотовство любое общество осуждает и трогательно ценит наследие предков. Именно такое бережное отношение к ценностям прошлого должно быть свойственно любой нации, обществу страны и даже всей цивилизации. Оно и оказывает основное влияние на принятие решений, когда во взаимоотношениях с властью возникают противоречия.

И, наконец, третья компонента триады вызывает огромный интерес. В работе Элвина Тоффлера она названа более широко, как знание, а мы представляем её как науку, наверно сказывается моя слабость к науке, которой я служу более 50 лет. Но знание всё-таки глубже отражает сущность компонены в триаде. Само по себе знание как среда или сфера жизни для человека в обычной жизни играет важную роль иммунитета, сберегающего этическое и нравственное состояние общества. Сам по себе иммунтет формируется культурой, как более древней устоявшейся системой отношений в обществе и проверенных временем и закреплённых в его национальных традициях. Это особенно видно по работам Г.А. Гундарова в направлении здоровья нации. Читатель может увидеть отрывки, что использовано мной в статье выложенной на этом сайте «В поиске дефляции». Там показано влияние деградации общества, остро ощущаемое нами сегодня, на рост преступности. Мм предполагаем, что именно культура, как совокупность системы ценностей, стереотипов мышления и поведения, свойственных данному обществу, является ключевым элементом, как его устойчивости, так и его приспособляемости к внешним воздействиям без разрушения его существенных черт. Мораль посредством эмоций культуры, объединяет общество через этику и общепринятые безусловные ценности, а нормы нравственного поведения во взаимоотношениях людей становятся привычно-обыденными. Исключив вопросы культуры из «уравнений» богатства и бедности, современные экономисты оказались не в состоянии разработать убедительные теории развития. Экономисты опасаются: если культура действительно окажется ключом к развитию, им придется блуждать по интеллектуальным дебрям вместе с теми, кого они не держат за серьезных ученых – специалистами по «качественной социологии» и культурной антропологии. А поскольку сами экономисты не имеют понятия о механизмах развития культур или способах их изменения, признание приоритетной роли культурных факторов для развития может означать поражение всей экономической науки сегодняшнего дня.

Но вернёмся и рассмотрим роль науки в решении вопросов принятия решений, но сначало дадим пояснения, что же такое научная деятельность. Научная деятельность, по-видимому, даже не стиль жизни, это просто такая параллель в обычной жизни, другая жизнь. Исследователь загружает в мозг задачу, требующую решения, и решает ее 24 часа в сутки, пока не получит результат. К этому склонны всего лишь несколько долей процентов населения (генетические мутанты), у которых от рождения существует положительная обратная связь между процессами обучения и познания, и получение удовольствия. Отсюда формируется этические нормы поведения учёного, такой «особый» генетический код. Это закрепляет и основная мотивация деятельности учёного, существующего в среде своего стремления к истине и признанию её как такавой. Именно этим ходячим аномалиям человечество и обязано всем своим научным и технологическим прогрессом. Такие люди самомотивированы и для них сам процесс познания и есть высший комфорт в жизни. И они этими новыми заниями готовы поделиться с обществом. Этакий научный альтруизм. За примерами далеко ходить не надо – они достаточно известны в истории науки. Россия, за исключением советского периода реализации творческого взрыва и копирования западных военных технологий (реактивная и ракетная техника, ядерная технология), всегда была интеллектуально вторична — достаточно посмотреть списки Нобелевских лауреатов. То, что происходит сейчас — откат в свое привычное, естественное состояние апатии и ступора. И никакие пионерские бубны, горны, барабаны и линейки, науку из этого состояния не выведут. Нужны действия и не всегда финансовые, а скорее даже не финнсовые.

Наука зародилась в недрах религиозной школы, в монастырях, основав своё первоначально целостное мировидение на её незыблемых аксиомах и законах естественного мира, создавая (открывая и выстраивая) Новые Знания. Здесь лежат корни формирования третьей компоненты управленческой триады и её нравственные качества. В результате получаем, что каждая компонента триады, отражает разные сферы деятельности: исполнительная власть, гражданское общество в лице его представителей и среда знаний, при этом все три компоненты имеют разный геном, разную структуру деятельности, не пересекающиеся между собой цели и задачи. Так появляется объёмное и целостное мировоззрение, которое вполне способно создать гармонию. Мы уходим от неустойчивой бинарной системы, диады. Триада же устойчива, если все её компоненты равноправны и обладают одинаковой силой влияния. Формируются условия построения интеграционных начал созидательного синтеза с минимальным уровнем конфликтности.Здесь конфликты имеют другую природу своего разрешения (не антагонистическую) и тогда противоположности обеспечивают положительный результат для всех сторон, участвующих в принятии решения. А пока дуализм в управление обществом есть политика эгоизма, в формах, подобных спорту и искусству, и тогда получаем политическую борьбу. И более ничего. Борьба за власть и блага. А конфликты на их основе продолжаются, и продолжаться будут, а избежать этого нельзя, так как поражена сама структурная основа системы. А этот брак уже неизлечим.

Наконец, буквально несколько слов о необходимости создания триады. Тернарный путь развития сложной системы обладает удивительным свойством исправления своих собственных ошибок. И это доказано и не только теоретическими измышлениями, но и опытом развития естественного мира. Присмотритесь к решению процессов адаптации природы к тем изменениям, которые мы совершаем, насилуя природу. Механизмы природы по эалечиванию ран, нанесённых нами, также проходят тернарным путём, используя при этом известный в математике метод последовательных приближений. А критерием или свойством такого приближения выступает гармония, обладающая минимальными энергетическими затратами необходимыми для её существования. На этом же аналоге построена и теория Дарвина о естественном отборе, которую мы почему-то называем конкуренцией.

Попробуем отыскать в нашей истории убедительный пример, утверждающий эффективность тернарного варианта развития страны. Вспомним Великое Противостояние мира социализма в лице СССР, включающего социалистические страны Восточной Европы, и мир капитализма, основой которого стали США и другие страны, сплотившиеся вокруг её. Это был период холодной войны и длился он более сорока лет. Такой вот марафонский забег. Казалось, что это путь в никуда, но он (путь) расширил наши знания и понимание того что происходит в мире, в том числе и изменения. Вспомните научные достижения того времени оценивались исключительно наукой, которой чужды понятие интересов или финансовых выгод. Конкуренция стран мобилизовала социальную среду на научные достижения и технические решения высокого уровня надежности.

Если мы хотим сделать нашу страну передовой в области технологий, науки, образования и инноваций нам в первую очередь необходимо выстроить работоспособную и эффективную структуру управления, далекую от чиновничества и коррупционеров. В настоящее время устройством государства занимаются люди всех профессий, не имеющих никакого отношения к тому, чем они занимаются. У нас абсолютно отсутствует системный (целевой) подход, как и что, делать, а всё что происходит, имеет отрывочный, хаотичный характер, нет даже концепции о том, что же все-таки нужно делать. Приняв в качестве результата деятельности общества финансовые выгоды, мы разрушили не только свой научный потенциал, но и снизили требования к результатам конкурирующих с нами стран. Научный потенциал снизился у всех.

И центральным звеном здесь является единство мировоззрения. Мировоззрение не имеет свободы выбора. Или оно основано и управляется эгоистической природой человека или его альтруистической природой. Наше мировоззрение сегодня построено на эгоизме, и это основа нашего мышления и действия в жизни. Развиваясь вначале медленно и постепенно, а начиная со времен более близких нам сегодняшним, все круче, неудержимое желание получать всё, окончательно сформировало наше мировоззрение. Т.о. с самого своего начала наше мировоззрение основывалось на эгоистической платформе, которая и определяла в дальнейшем всё наше мышление и все действия. Тем не менее сочетание эгоизма и альтруизма в определённой пропорции единственное, что способно обеспечивать необходимые нам принципы самоорганизации.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.
Размышляя над идеальной структурой управления, которую мы представили выше, можно увидеть путь совешенствования принятия решений на любом иерархическом уровне. Понятно, что реальная или действующая структура принятия решений будет далека от идеала, но появляется возможность созидательного движения в нужном направлении. Убеждение, что это направление верно, нам подтверждает весь исторический опыт. Вспомните Платон говорил, что власть должна пренадлежать воинам и философам, а Монтескье утверждал, что благополучие страны определяется волей правителя и умным и справедливым законодателем. Таким образом в принятии решений управления на любом уровне учавствуют три игрока (триада). И здесь очень важно обстоятельство чтобы любой из них всегда, ни при каких обстоятельствах, не имел возможностей в принятии решений больших нежели сумма влияний двух других оставшихся участников. Это абсолютно необходимое условие, предотвращающее возможность вырождения регулируещего органа. Если оно нарушается, система закономерно превращается в другую более устойчивую конструкцию власти, монизм со всеми сопутствующими ему атрибутами.

Это означает, что в таком раскладе ключевую роль должна играть наука, обеспечивающая непрерывность самих процессов развития, будь это страна или небольшое поселковое образование. В этом случае науку можно сравнить с армией, каторая защищает население от врагов средствами силы, а наука это же самое делает силой интеллекта. Отсюда можно интерпретировать, что если не хочешь кормить свою науку, будешь финансировать развитие науки чужой. Об этом очень образно давным-давно сказал ещё Конфуций: «Если ваш план на год, сажайте рис, если ваш план на десятилетие – сажайте деревья и сады, если ваш план на всю жизнь – учите детей». А мы почему-то всё время не живем, а выживаем и продолжаем тупо «выращивать» рис. Почему? Может науки у нас нет или мы не ввели её в управляющую триаду? Риторический вопрос. Всё может быть, но об этой части мы поговорим в следующей новелле №8. А пока спасибо за внимание.

Оставить комментарий

Вы должны Войти чтобы оставить комментарий.