Структура гражданского общества.

АннотацияБиологические и социальные системы требуют понимания таких явлений, как самоорганизация и саморегуляция, когерентное поведение, синхронизированное со структурными изменениями, индивидуальность, коммуникативная связь с окружающей средой и симбиоз, морфогенез, пространственная и временная связь в процессе эволюции.

 

Одно из наиболее популярных определений гражданского об-щества, которое бродит в западной литературе, в частности, у эко-номистов Всемирного банка, заключается в том, что гражданское общество — это совокупность всех формальных и неформальных организаций и правил, которая соединяет отдельного индивида или семью, домохозяйство, с государством (властью) и бизнесом (частным сектором экономики). То есть гражданское общество есть договор еще в том смысле, что это связь человека с государством и частной экономикой через те или иные формы организации, объединения.В течение всего времени существования цивилизации гражданское общество изучалось большинством выдающихся мыслителей, начиная Жан- Жака Руссо и многих других социологов и философов XIX и XX веков. Сложность такого исследования в том, что человек не просто наблюдатель, но и участник социальных процессов и его внутренние пространства так же входят в систему наряду с мате-риальными, информационными и интеллектуальными пространствами. Поэтому структурировать и определять социальные элементы гражданского общества процесс достаточно сложный. Он требует совсем другого методологического подхода.Ранее было рассмотрена субстанциональная взаимосвязь хаоса интересов и его взаимодействие с просвещённым сознанием, назначением которого является формирование социального порядка и взаимодействия первоэлементов общества, формирующих его единство и консолидацию, т.е. социальную дисциплину. Эти потоки находятся в единой системе измерений, к которой следует отнести интеллектуальные и духовные ценности, как единственное качество развития, чем обладает человек по своей природной сущности. Такое взаимодействие потоков обеспечивает производство социальных благ, и никто кроме общества их обеспечить не может это исключительная прерогатива только самого общества. Слабость гражданского общества – это когда оно не справляется со своей функцией, не производит своего продукта – публичных благ, которым является доверие в обществе, или производит их очень мало. Кто конкретно в обществе вырабатывает этот социальный капитал, способный охватить все стороны жизни человека? Именно культура, как совокупность системы ценностей, стереотипов мышления и поведения, свойственных данному обществу, является ключевым элементом, как его устойчивости, так и его приспособляемости к внешним воздействиям без разрушения его существенных черт. Категория культуры может быть определена как процесс сохранения и развития целей, идеалов, ценностей, норм и традиций человека, семьи и общества, социальных институтов и сетей, обеспечения устойчивого и конструктивного взаимодействия людей, их защищенности от неприемлемых рисков, угроз, опасностей и вызовов. В некотором смысле это приобретённый иммунитет общества, предохраняющий его от всех жизненных потрясений. Формируется этот иммунитет, как всякий подобный механизм защиты, на экспериментальном опыте прошлых лет существования общества, а глубинные корни его лежат в культурных традициях этноса или народа. Социальный капитал это по существу доверие людей друг другу, продукт который производит только гражданское общество в процессе общения. Экономический капитал это основа и продукт бизнеса (производство материальных благ). Человеческий капитал отражает качественные характеристики самого человека, отражённые в культуре. А социальный капитал это синтез этих компонент и производится гражданским обществом и только гражданским обществом и только посредством широкого спектра культурных традиций.

Любая система, а особенно такая сложная, как общество, по-строена на естественном принципе иерархии. Иерархия вообще — это такое построение системы, состоящей из элементов (подсистем), когда каждой подсистеме приписывается определенное целое число, называемое ее уровнем, причем взаимодействие подсистем существенно зависит от разности их уровней, подчиняясь некоторому общему принципу. Обычно этот принцип — передача информации или энергии, а возможно и любых других ресурсов, в определенном направлении (сверху вниз или снизу вверх) от данного уровня к следующему. В реальном случае начальным потребителям (рецепторам) приписывается нулевой уровень, и тогда ресурсы (информация) распространяются снизу вверх. Каждая подсистема первого уровня связана с некоторым числом рецепторов, и ее состояние определяется состояниями соответствующих рецепторов. Точно так же каждая подсистема второго уровня связана с рядом подсистем первого уровня и т. д. На самом высшем уровне находится одна выходная подсистема, обладающая накопленной памятью и знаниями, которая и выносит окончательный приговор о принадлежности ситуации к тому или иному классу.

По мнению Фукоямы, существует четыре уровня, на которых должна происходить консолидация общества и отдельных частных интересов, исходящие из естественных стремлений людей к общению. Их может быть и больше или меньше, но это не меняет механизма создания структуры общества, которое является основной задачей в настоящем исследовании, но отражает факт неоднородности самого общества. Именно такая неоднородность и может определять многие особенности, как развития социальной среды, так и её разрушения.

Уровень 1: условно назовём его идеологией, как фундаментальной основы объединения людей. Это начальный уровень, где впервые встречается спонтанный хаос интересов со встречным потоком просвещённого сознания. Само просвещённое сознание отражает конвергенцию уже существующих традиций, накопленных за предыдущий исторический период, и мотивированных знаний последнего времени, ещё не прошедших проверки. Эта первоначальная ситуация является, скорее всего, если и не войной всех против всех, то ситуацией самоорганизации или анархии, или рождения гражданского общества, потому что вот эта ситуация природной самоорганизации и есть способ возникновения живых систем. Это уровень поиска нормативных убеждений о правильности или неправильности, выбор смысла жизни, пусть не окончательного, но сделанного свободно без насилия, а лишь на основе природных инкстинтов, о которых говорилось выше. Здесь индивид волен в своём выборе и понимает меру ответственности выбранного вектора. Первый уровень есть сфера рационального самосознания, в которой изменения восприятия легитимности могут произойти совсем неожиданно, а влияние их огромно. Это и проявилось в последние двадцать лет, чему мы все были свидетелями, когда эгоизм стал доминировать в жизни.

Но как образуются страты уже в самом обществе? Попробуем высказать своё видение процесса первообъединения. Уже на этом начальном этапе проявляются некоторые необходимые требования к поведению индивидов. К ним следует отнести: во-первых, параметр активности индивида должен быть меньше единицы. Это означает, что больше усилий должно будет тратиться на удержание того, что у тебя есть (имманентная компонента), а не на захват того, чего у тебя нет. Во-вторых, уровень доходов должен быть минимальным для каждого индивида или приемлемым для основных групп в обществе (принцип необходимого разнообразия). Различие в материальном обеспечении, как бы выносятся за скобки, уравнивая всех участников в этой компоненте. Это и означает исходное субстанциональное равенство (при рождении) и оно оказывается необходимо для деятельностной сущности страты во времени и пространстве. И, в-третьих, должен быть постоянный состав участников, то есть он не должен резко уменьшаться, увеличиваться и так далее, чтобы исключалась компонента рефлексии способная использовать насилие в принятии решений. Страты в своём многообразном развитии создают тело общества, состоящее из множества переплетённых мышц. «В здоровом теле здоровый дух» говорит русская пословица, прокладывая мостик между материальной и духовной составляющей компоненты бытия. Общество заботится о наличии таких страт, так как они, и только они являются источником существования общества и самой страны.

Это уровень «не пуганых идей», которым, по мнению ещё древнего греческого философа Платона, принадлежит весь мир (11). На этом уровне образуются объединения людей, которые в дальнейшем создают архитектонику (тело) гражданского общества. Ярким примером тому может служить религия. Согласно одной из широко распро-страненных гипотез, религия появилась в результате естественного отбора: верующие лучше приспособлены к жизни и, соответственно, чаще передают свои гены потомкам. Общие верования помогали нашим предкам жить более сплоченными группами, сообща охотиться, собирать плоды и заботиться о детях и тем повышали их конкурентоспособность. Можно привести множество страт, формирующих и реализующих бесконечно большое число больших и малых идей. Развитие нового всегда начинается с появления, даже не идеи, только лишь мысли. Мысли уже, потом оформляются в идею, которую страты реализуют в мир бытия. Поэтому можно утверждать, что сознание это причина реального события, а отнюдь не следствие, и оно не может развиваться независимо от материального мира; поэтому реальной подоплекой окружающей нас событийной путаницы всё-таки служит идеология, а не материальный мир.

Уровень 2, к которому следует отнести систему отбора в про-странстве множества страт, так называемые Институты. Эта сфера включает в себя конституции, судебные системы, партийные системы, рыночные структуры, религию и т.п. Институты изменяются не так быстро, как идеи в том, что касается их легитимности, но ими так же можно манипулировать с помощью государственной политики. Это тот уровень, на котором в последнее время велась и ведётся политическая борьба, когда новые демократические государства, при помощи ранее возникших императивов, стремились приватизировать государственные предприятия, написать новые конституции, консолидировать партии, для обеспечения своего преимущества и т.д. Большинство представителей неоклассической экономики оперируют именно на этом уровне анализа, как и многие политологи в период после окончания второй мировой войны. Здесь остро проявляется лоббизм власти, а его проявления несут или могут нести ошибки, требующие своего исправления, что бывает не всегда.

Уровень 3: Гражданское общество. Это царство спонтанно созданных или возникших социальных структур, отдельных от государства и лежащих в основе демократических политических институтов и многих других идей, поддержанных обществом или его частью. Эти структуры оформляются еще медленнее, чем политические институты, имея в виду связь с идеологией. Они меньше поддаются манипулированию со стороны государственной политики и часто находятся в обратной зависимости от государственной власти, усиливаясь по мере отступления государства и наоборот. По существу эта структура вбирает в себя всё то, что родилось на нижних уровнях и пошло проверку временем.

Гражданское общество снова вошло в моду после падения коммунизма, потому что было признано, хотя и не доказано, что пост-тоталитарные общества характеризуются особенным дефицитом социальных структур, являющихся обязательной предпосылкой появления стабильных демократических политических институтов. За последние двадцать лет проделана большая интересная работа в области политологии на данном уровне анализа. В результате чего выработана богатая и всесторонняя классификация и язык для описания современных гражданских обществ в их отношении к демократическим институтам или системам государственного управления. Тем не менее, общепринято считать гражданское общество неким не рушимым монолитом, а не подвижным постоянно меняющим свою архитектуру пространством. И в этом, на взгляд автора, существенная ошибка в понятии гражданского общества, требующая своего исправления. Это достаточно убедительно доказывают научные результаты общей теории сложных систем, к которым совершенно справедливо можно отнести и гражданское общество. Но если это так, то устойчивость гражданского общества целиком и полностью будет определяться необходимым разнообразием, без которого общество будет просто нежизнеспособно.

И, наконец, уровень 4: Культура. Этот глубочайший уровень включает такие явления, как структура семьи, религия, моральные ценности, этническое сознание, «гражданственность» и исторические традиции. Именно культура, как совокупность системы ценностей, стереотипов мышления и поведения, свойственных данному обществу, является ключевым элементом, как для формирования его устойчивости, так и его приспособляемости к внешним воздействиям без разрушения его существенных черт. Подобно тому, как демократические институты покоятся на здоровом гражданском обществе, гражданское общество, в свою очередь, имеет предшественников и предпосылки на уровне культуры. Культуру можно определить как арациональную этическую привычку, передаваемую по традиции. Хотя она податлива и поддается влиянию событий, происходящих на трех предыдущих уровнях, культура склонна лишь к самым медленным изменениям. С точки зрения анализа, это сфера социологии и антропологии, каким-то образом наиболее полно отражающая естественные природные инстинкты человека. В области политологии исследования уровня культуры и влияния этого уровня на гражданское общество проводились гораздо реже, чем исследования гражданского общества, о его месте в структуре влияний на эволюционное развитие.

В своих работах Френсис Фукояма (5) убедительно классифи-цировал иерархическую систему формирования индивидуального мировоззрения и роль культуры в становлении гражданского общества. Не отрицая актуальности решения данной проблемы, автор исследует возможное разнообразие и мотивы формирования множества взглядов, когда «единственно» верное решение о демократическом пути развития, общество или его часть, воспринимать не хочет. Исходя из субстанционального подхода, о котором говорилось ранее, имманентное мировоззрение отдельного индивида происходит на первом уровне иерархической лестницы, там «правит» идеология, мотивируя себе приверженцев. И таких идеологий, включая религии, множество, то есть имеет место пространство, а не единство. Более того существует и множество мотиваций для индивидуального выбора. Отсюда вполне объективно можно считать, что на первом уровне осуществляется некоторая сортировка множества локальных мировоззрений. Здесь формируются гармоники или монады, как их назвал Г.Лейбниц (13). Осуществляется объединение противоположностей, (в китайской философии соответствует единству инь и ян) (14).

Если же разнородное и разнонаправленное удается гармонизировать, то это становится подлинной основой общественного прогресса. А ведь гармония, по существу, рождает все существующие в мире вещи, в то время как единообразие не приносит потомства. Это общеизвестный закон, действующий и в цивилизации, и в мире природы. Уравнивание одного с помощью другого называется гармонией, благодаря гармонии все бурно растет, и все живое подчиняется ей. Человек вышел из животного мира, в котором, несомненно, родились зачатки общественных отношений, особенно у видов, близких к человеку. Поэтому социальные законы взаимоотношения людей имеют биологическую, инстинктивную базу. Об этом уже говорилось выше. Моральные правила, выработанные религиями, ложились в основу тех законов, которые со временем должны были издавать иерархи власти, чтобы сохранить эту самую власть. При этом мораль во многом базировалась на части тех объединительных инстинктов, которые человечество унаследовало от предков и на опыте взаимо-отношения людей между собой. Однако, ни мораль, ни закон, ни религия не могли до сих пор преодолеть уничтожение одной частью человечества другой — войны, которые с развитием цивилизации становятся все более жестокими. Сказалась более сильная мотивация материальных благ (приоритет интересов), что всегда приводит к конфликтам крупным или мелким.

Как на этом уровне появляется первичная идеологическая парадигма? Поскольку эволюция – это в первую очередь психическая трансформация, то в природе имеется не один инстинкт, а множество форм инстинктов, каждый из которых соответствует одному частному решению проблемы жизни. Тогда и проявляется на первом уровне множество упорядоченных субстанций или монад. Это результат встречи с просвещённым сознанием. Начала всякого познания должны быть получены, согласно Лейбницу (13), не путем анализа познающего субъекта, а путем исследования природы самой истины, т.е. по возможности безотносительно к познающему субъекту. Всему природному присуща некоторая внутренняя сила, и в этом Лейбниц видит отличие природы от мертвого механизма. Субстанция есть первичная сущность, способная к действию. Она, может быть, простой или сложной. Простая субстанция — это такая, которая не имеет частей. Тогда субстанция сложная существует как собрание субстанций простых, или монад, а иногда их называют гармониками. А это, в нашем случае, уже объединение индивидов и создание локальных сообществ. Часто такие объединения, стремясь к безопасности своего бытия, формируются по национальному признаку (этносы, диаспоры) и родства, в том числе и территорий (кланы или землячество). Первый уровень формирует природный мир самоорганизации гражданского общества, а последующие ступени иерархии обеспечивают ему возможности адаптации к реально существующей системе регулирования в регионе или стране. Ярким примером этому может служить самоорганизация первых колонистов на территории США в XVII веке, история которых сейчас достаточно известна. При организации поселения колонисты самостоятельно выбирали два центра своего жизнеобеспечения. Такими центрами были судья и шериф, и их статус никто не мог оспаривать. Удивительно, что эта традиция до сих пор жива в небольших городах Америки и сейчас. Гармоничная система всегда уравновешена и устойчива. Эту устойчивость и состояние уравновешенности ей придает симметрия, в данном случае организационная. Шериф создаёт защиту, а судья обеспечивает верховенство справедливости, исходя из своих взглядов и совести, ведь законов страны, да и самой страны, тогда ещё не было. На этом же уровне формируется великое множество различного рода объединений общества в широком спектре совместных интересов либо идеологических ценностей. И всё это ростки самоорганизации, которые в дальнейшем получили название страт.

Следующим иерархическим уровнем создания консолдированного общества следует считать Институты, назначение которых осуществлять отбор необходимых и жизнеспособных страт и обеспечивать их развитие и взаимодействие с другими аналогичными. Ни один из великих мыслителей древности не обходил стороной проблему гармонии, вкладывая в нее каждый свое, но, в общем, видя в гармонии единство, совершенство, соразмерность непротиворечи-вость окружающего мира. Уровень институтов призван создать эти условия в зоне своей деятельности, исключая не нужные или криминальные тенденции и развивая рациональные, не нарушая при этом природу их создания. Это уровень, на котором всегда ведётся борьба между стратами, и особенно остро, если она носит политический характер. Ответственность за качество регулирования нарождающихся страт чрезвычайно велика. Но сегодня этот процесс отбора методологически абсолютно не адекватен тем требованиям, которые ему предъявляются. До сих пор широко распространена дуальная система, как основа принятия решения в столь сложных процессах, каковым является отбор жизнеспособных страт. Дуализм по своей сущности является неустойчивой методологией, которая легко скатывается в монизм часто в явном виде, когда руководящий орган принимает решение, отвергая все даже убедительные аргументы проигры-вающего участника. Ещё хуже осуществляется отбор, если проигрыш определён заранее и проигравший участник уже назначен. Качество решений такого института будет низким, несмотря на большой перевес численности поддерживающих его идеи. Если бы большинство было всегда право, то Земля бы до сих пор была плоской. Большинство в период Коперника обеспечить было невозможно.

Уровни гражданского общества и культуры, являясь высшими категориями, отражающими природные свойства человека, одновременно содержат в себе исторический путь его становления. Это накладывает определённые требования к их устойчивости, культура и традиции народов или этносов не меняется веками, определяя тем самым национальные ценности, рациональность которых проверена временем и исторической судьбой народов. Исследование структур этих уровней и динамику изменений внутренних составляющих оказывает влияние на другие уровни, что, по-видимому, может создавать прогностические сигналы о будущих изменениях. Это важное обстоятельство должно быть исследовано и использовано в решениях вопросов о будущем. Сигналы об этом уже имеются на пространстве конвергенции техногенной и традиционной экономик, которым по определению суждено развиваться совместно. И эти сигналы не обнадёживают. Сегодня XXI век характеризуется устойчивым ростом числа стран и государств. Это, в свою очередь ведёт к росту конфликтов, обязательность возникновения большинства из них никоим образом не предопределена. Истинная причина такого положения может крыться в разногласиях культур национальных традиций, религиозных убеждений и ещё многое другое, определить причины которого мы не в состоянии, не зная внутренних структур гражданского общества.

Оставить комментарий

Вы должны Войти чтобы оставить комментарий.