Синтез на основе триад.

Со всей очевидностью стало ясно, что больше не стоит понимать современную промышленную экономику в духе противостояния двух взаимоисключающих систем — капитализма и социализма, ибо обе эти системы рухнули.

 

Как показывает анализ, будущее, как, собственно, настоящее и прошлое, — за экономикой смешанного типа, где общественный и частный сектор одновременно сосуществуют в той или иной форме в своих определённых нормативных пропорциях. Об этом говорилось выше. А это означает, что в исходной триаде общество занимает своё место с гарантированным уровнем равноправия, наравне с бизнесом, а взаимоотношения между ними должно регулироваться властью без какого-либо ущемления. Результатом должна стать гармония развития (конвергенция) между ценностями (общими благами) и частным интересом.Приняв, в качестве архетипа, непрерывно действующую триаду, можно обеспечить и гармоничное её существование, если создать для этого необходимую нормативную базу. Одним из таких возможных вариантов может стать пропорция «золотого сечения», о котором известно с древних времён. Такие нормы будут отражать внутреннюю гармонию триады, что в свою очередь способно создавать, а в дальнейшем и сохранять гармонию существования всей среды бы-тия в целом. Для этого нужен законодательный толчок, который может подхватить сама триада. И это ещё один не маловажный аргумент гармонизации триады, который заключается в том, что она (триада) обладает естественным свойством самоорганизации, об этом уже говорилось выше.

Успех любого сотрудничества определяется способностью всех ее участников взаимодействовать и направлять свои усилия на достижение общей задачи. Вспомним наши «шарашки», где в тяжелейших условиях решались и успешно многие научные проблемы. Не успех любой ценой, не торжество эгоизма, а гармония, талантливое сочетание плюсов и минусов всех участников, добровольное принятие предпочтений и интересов других действующих лиц, согласованное следование всеми общей стратегии, в конце концов, и дают в итоге победу. Такие системы обладают высоким уровнем устойчивости. За понимание этой истины совсем недавно была присуждена Нобелевская премия по экономике. Ее лауреатом стал доктор, Джон Нэш, совершивший открытие, сопоставимое с вкладом Ньютона, Коперника, Эйнштейна в естественных науках (3). Джон Нэш опроверг классический постулат Адама Смита о том, что «невидимая рука» рынка, побуждая индивидов преследовать свои эгоистические цели, увеличивает благосостояние всего общества. Вместо разрушительной смитовской идеологии свободного рынка, должна стать гармоничная триада с нормативным соотношением её внутренних компонент. Она не только решает проблемы гармоничного развития экономики, но и обладает свойством консолидации общества. Это не совсем уж идеалистические авторские гипотезы, под ними существует и реальная почва. Почитайте-ка о путях выхода США из «Великой депрессии».

Пока мы рассматривали лишь теоретические возможности, которые используют тернарный путь решения проблем гармонизации взаимоотношений в обществе на основе применения триад, отра-жающих сферу производства и экономики. Это основное «узкое» звено развития для любой страны или общества, находящееся на пересечении основных противоположностей пространства ценностей и интересов. Учтём, что триада, внутреннюю гармонию которой мы хотим достичь, сама по себе является единым организмом, и жизнеспособность его обеспечивается входящими в него компонентами. Их единство и целостность формирует субстанциальную триаду регулирования, от внутренней гармонии которой зависит решение многих проблем развития и не только в сфере экономики. В какой-то мере этот архетип определяется, как основной элемент коллективного регулирования, целостно воспринимаемый обществом. Влияние его во многом зависит от внутреннего взаимодействия входящих в него компонент. Определим некоторые характеристики или свойства этих компонент.

Центральной компонентой триады по определению служит гражданское общество, а из опыта развития многих стран, этой компонентой и является страта под названием средний класс. Её статистическая характеристика представлена на рисунке. 1. Типичная социально-экономическая структура стабильного общества. По оси абсцисс – накопления граждан, по оси ординат – их доля. Площадь залитой области слева (красная), определяет долю бедных, справа (синяя) – долю богатых, а белым, среднего класса. 2. Типичная социально-экономическая структура нестабильного общества. Бедных стало больше, а средний класс практически исчез.

На представленных выше рисунках показано изменение структуры общества, когда доминирующей идеологией в обществе стал признаваться либерализм, со всеми вытекающими из этого последствиями (15). Либеральный уклад в обществе кардинально изменил всю систему распределения дохода, что и сказалось на стратификации населения самого общества. По доходу достаточно очевидно выделились две страты, практически исключающие взаимодействия между собой внутри общества. Общество потеряло своё единство и целостность, а вместе с этим происходит потеря холизма, общество саморазрушается. Разрушаются локальные общественные объединения, ранее пронизывающие всю структуру сверху донизу. Общество в своей созидательной основе ослабевает, теряет достоинство и равенство в триаде. Но свято место пусто не бывает, его не-медленно захватит власть, чем и обеспечит своё преимущество и доминирование в триаде. Государство, по мнению А.А. Аузана, не что иное, как мафия, легализовавшая свое положение, стационарный бандит, имеющий высокий уровень начальной сплочённости. А уже потом уже оно начинает обрастать всеми приличествующими атрибутами. Внутренне власть высоко консолидирована и не только административными убеждениями, но и высокими возможностями обогащения, что значительно скрепляет её изнутри. Принудить и покорить бизнес, который в силу своей специфики всегда разобщен, уже особого труда не составляет. Так происходит разрушение субстанциональной триады регулирования и выработки общих формальных и не формальных правил существования людей.

А что происходит в результате разрушения триады? Чаще всего разрушение триады происходит на содержательном уровне, когда компоненты внутри её теряют свою независимость, а вместе с ней и равенство прав. При этом внешняя оболочка триады сохранена, существует парламент, функционируют гражданские институты, бизнес объединён в какие-либо ассоциации, свобода слова проявляется во всех СМИ и т. д. и т. п. Но что-то происходит не так и ожидаемых результатов не появляется, а ситуация в обществе устойчиво продолжает ухудшаться. Это со всей очевидностью означает, что утеряна внутренняя гармония в триаде, и она генерирует не сози-дательные, а скорее разрушительные сигналы управления. Заметим, что такая ситуация возникает при системном кризисе, т.е. разрушении триады или даже комплекса триад построенного по иерархическому принципу. Внутри триады растёт «раковая опухоль», готовая дать смертельные метостазы. Следовательно, в таком сложном иерархически построенном «агрегате» все триады находятся в тесном взаимодействии, и разрушение верхнего уровня автоматически приведёт к проявлению системного кризиса всех составляющих его частей, которые находятся внизу лестницы.

Здесь чрезвычайный интерес вызывает механизм разрушения, который подобен последовательному падению косточек домино. Мир живого, а также общество, по сути, являются элементами некой единой системы и в своем развитии подчиняются некой общей логике, которую люди познают эмпирическим путём, т. е. методом проб и ошибок. По результатам они выбирают решение и в дальнейшем следуют ему. Это проявление человеческого инкстинта, формирующего его опыт и знания. До поры до времени такой путь развития находил определенные подтверждения, но позднее люди стали понимать, сколь отличен объект гуманитарного знания от того, с чем приходится иметь дело естествоиспытателям. Успехи естествознания определяются возможностью не только экспериментировать, но и многократно повторять нужный эксперимент. Обществоведение всегда имеет дело с уникальным объектом, и повторение эксперимента в тех же условиях, как в физике, исключается полностью. В распоряжении ученых, изучающих процессы общественной природы, есть лишь один единственный материал — прошлое. Вот почему здесь столь условны и неточны все возможные аналогии.

В реальной же жизни общества, возможное положительное решение определяется не естественным миром независимой природы, а дисгармонией триады верхнего уровня, в которой доминирует власть. Это подражание, обоснованное верхним уровнем, и приводит к разрушению уже этой триады, и лавинообразно будет нарастать по мере снижения. Тогда мириады триад за короткое время оказываются разрушенными. В этом случае вероятен порочный круг индивидуального разочарования теми решениями, которые генерирует верхний уровень, такая же виртуальная триада. Тогда на выходе из неё — социальная дезорганизация населения и в результате — медленное постоянное и устойчивое сползание по спирали вниз. Такова возможность анализа преобразований, исходящая из целостности и единства общества во всём разнообразии его существования. Эта целостность скрепляет общество и выступает гарантом его гармонии, если достигнуто условие равноправия компонент.

С этих позиций рассуждений можно и даже нужно вернуться к ещё недавнему нашему прошлому, т. е. к разрушенному СССР. Это позволит подтвердить или опровергнуть избранный автором тернарный путь исследования единого и целого. Вполне возможно это позволит гораздо лучше и глубже увидеть то, что произошло в то время. Но прошлое брошено на произвол судьбы как ничейное. Тем самым власть и общество расписываются в том, что с этим прошлым их уже ничего не связывает. Что оно чужое по отношению к ним. А с чужим можно обращаться как угодно и беречь его нет смысла.

Но ещё свежи в памяти времена глобальной трансформации и что-нибудь возможно удастся прояснить. При этом автор очень хочет отключиться от влияния всяких политических атрибутов и сосредоточиться на логике произошедшего, пытаясь понять закономерность и причины, а также механизм реформ в нашей стране.

Для начала оп-ределим некоторые характеристики общества, существовавшие в то время. Используя вышеизложенное, отметим, что материальное обеспечение населения соответствовало, как показано на рис. 1, в котором средний класс достаточно убедительно выражен и занимает своё достойное место. Это же отражает и статистика тех времён (коэффициент Дженни меньше 0,25), а доля среднего класса составляет от 52 до 60% от всего населения страны (12). Это хотя и важная, но не самая главная характеристика в наших рассуждениях. Общество было просто пронизано множеством объединений (страт) от семилетних октябрят, а в последствие пионеров, до широкого диапазона ветеранских объединений. Большое число разнообразных научных школ, кстати, при не очень высоком уровне остепенённости их членов, на производствах люди объединялись в кружки рационализаторов и изобретателей, по-видимому, от них пошли аналоги в Японии. Огромное количество объединений существовали при различных клубах и дворцах культуры. Множество спортивных обществ боро-лись на первенствах от улицы в посёлках до чемпионатов страны. Всё это было и успешно существовало, создавая тем самым широкое пространство для общения. По-видимому, прав А. Аузан, который считает, что «социальный капитал — это продукт, который производит гражданское общество. Экономический капитал — основа и продукт бизнеса. Человеческий капитал — продукт производства, например, таких вещей, как образование, но больше всего ценен капитал общественного доверия, имманентно отражающий суть самого общества во всех его проявлениях. А социальный капитал производится исключительно гражданским обществом и только гражданским обществом. Его отсутствие делает общество бессильным. В предыдущие года в СССР были созданы огромные запасы такого социального капитала, иначе бы миллионы людей не вышли на улицы. У нас были многочисленные элементы гражданского общества даже в позднюю авторитарную эпоху» (10).

А какова вторая компонента в нашей триаде, которую олицетворяла власть в стане? Дадим и ей небольшую характеристику. Очевидно, что власть в то время имела авторитарный характер. Авторитаризм — политический режим, при котором неограниченная власть сконцентрирована в руках одного человека или группы лиц, не допускающих политическую оппозицию, но сохраняющая автономию личности и общества в не политических сферах своего проявления. Авторитаризм вполне совместим с уважением всех других качеств, кроме политических прав личности. По существу это механизм сохранения власти, при высокой уверенности его в своей необходимости. Тогда и наступает время непогрешимости власти, что коренным образом исключает всякие возможности исправления ошибок. В силу этого его влияние в субстанциальной триаде регулирования достаточно велико, но такая сила закономерно требует оппонентов для своего устойчивого состояния и власть это понимала, поддерживая все инициативы, за исключением политических. В противном случае регулирование невозможно и естественные ошибки будут многократно увеличиваться. Система вполне резонно может в любой момент саморазрушиться и допустимость такой ситуации вполне вероятна, а если существует самоорганизация, то должно быть и саморазрушение. В истории такое случалось неоднократно.

Рассмотрим третью компоненту в нашей триаде, которая была названа бизнесом, предполагая независимость и этого элемента триады. Но независимость бизнеса в единстве триады была иллюзорной, мало влияющей на создание внутренней гармонии. С большой натяжкой сюда можно отнести колхозы, созданные по кооперативным принципам и остатки с XIX века предприятий потребительской кооперации, оттеснённые на задворки развития. Взаимоотношений с гражданским обществом на предмет решения вопросов регулирования они не имели. Субстанциональная триада, даже в таком ущербном виде обладала достаточно высоким уровнем устойчивости. Длительное время конкурентной борьбы с западными техногенными системами убедительно свидетельствуют об этом. Но длительной войны дуальная система принятия решений выдержать не могла, так как отсутствовала иммунная система защиты от ошибок. Проявилось это в инновационной сфере развития, когда обновление товаров и услуг стали устойчиво отставать от роста накопления покупательской способности населения. Стало очевидным, что власть, держащая в своих руках производство просто не в состоянии обеспечить необходимое разнообразие товаров и услуг. Необходимы стали перемены в сфере производства. Важным фактом было появление бизнеса в триаде 80-х годах, вначале нелегально в форме так называемых «цеховиков», а затем и официально в виде производственных кооперативов, бирж торговых домов и т. д.

Ворвавшись в триаду, бизнес нарушил существовавшее ранее равновесие в триаде, основой которой длительное время была дуальная система. Это не могло не сказаться на последующем развитии страны. Ведь ещё американский ученый Алексис деТоквилль и другие мыслители в своих работах предупреждали, что для страны со слабой и зарождающейся демократией (властью) нет ничего опаснее, чем слишком быстрые реформы и изменения (7). В этих условиях участие масс в политике обгоняет развитие политических институтов в обществе (партий и т.п.) и как следствие не удается остановить лавинообразно начавшиеся процессы преобразований, иногда не в лучшую сторону. Для адаптации и создания гармонии в триаде нужно время, а мы уж слишком торопились. Тогда уже интенсивные изменения в обществе не способствовали приведению демократического процесса в определённые рамки для обеспечения его устойчивости. В итоге наступает «тирания черни», а по-нашему просто рэкет и коррупция. Общество расслаивается на богатых и бедных, могущественных и притеснённых, которые враждуют между собой. Неравенство развивается постепенно: сначала обосновываются и признаются богатство и бедность, затем — могущество и беззащитность, и, наконец, господство и порабощение. Такая картина прорисовыва-ется как результат всех наших преобразований, нарушивших гармонию триады. Таков итоговый результат, бездумных действий всех компонент триады, не сумевших сформировать гармонию в системе регулирования всей сферы бытия.

Исходя из тернарного метода, покажем некоторые механизмы разрушающие единство общества на субстанциональном первичном уровне, когда явления разрушения только зарождаются. В качестве примера примем взаимодействие в триаде «гражданское общество—власть—финансовое учреждение (банк)», обеспечивающие выполнение функций хранения денег вкладчиков и кредитование заёмщиков. Из рисунка 2 можно увидеть, что доля вкладчиков (окрашена, синим цветом) устойчива, стабильна и составляет по статистике 8-10% от численности населения. Это страта богатых. При существующих в нашей стране кредитно-депозитных ставках банков, часть общества (красный цвет) посредством банков и соответственно с необходимой для этой операции прибылью будут, в случаях недостаточности денег, брать заёмные средства для существования. Жить взаймы, за счет своего будущего. Взаимодействие этих компонент в триаде очевидно в своём исходе: банки «наживаются» на беде заёмщика. А что третья компонента триады «власть», как она реагирует на эту ситуацию? Это традиционная ситуация, существующая во всём мире и длительность её существования, по-видимому, нашла оптимальность во взаимоотношениях компонент. Большинство стран гармонию в триаде в таком случае выстраивают на минимальном уровне всех процентных ставок участников, чтобы снизить уровень несправедливости в обществе, а не создавать возможности развития страты «рантье». Более того на этом же пути находятся и все мировые религии, осуждающие понятие «ростовщичества». А ислам даже признаёт начисление процентов за кредит одним из основных грехов. Для нашей страны, по-видимому, эта культура не является авторитетом, даже в условиях кризиса растут ставки процента за кредит, в том числе и в государственном банке. Но этого мало, власть за счет на-логоплательщиков страхует вклады «синих», а при создании страхового события расплачиваются в основном «красные». Так формируются центробежные силы разрушения общества. Предугадываю вопрос любознательного читателя, дочитавшего работу. А что же делать и как сохранить и преумножить свои «кровно заработанные» деньги? Заметим, что деньги в какой-то мере являются измерителем нашего труда. Некоторым стандартом. Но если это так, то каждый стандарт должен иметь свой эталон для возможности сравнения. Деньги единственный в мире измеритель эталона не имеет. А почему? Этим наивным вопросом занялись ещё в XIX веке, и нашли пути решения (26), но использовать его, несмотря на проведенные эксперименты ни кто не стал, слишком большое противодействие этому создал либеральный рынок. Дисгармонии в финансовой среде про-должают своё развитие в нашем мире. И всё это существует на законодательном уровне, а потом «неожиданно» как зима в ноябре, появляется кризис и тогда начинается лихорадочный поиск, как спасать финансовую систему.

Но это один из не самых ярких примеров, когда общество закономерно теряет свою силу как компонента триады, разрушая тем самым гармонию бытия. Рассмотрим триаду в более широком смысле, а именно, «общество—власть—бизнес», которая отражена на рис. 3 (10).

Когда-то автор пытался решать такую задачу в надежде математически отыскать понятие конкурентного выбора на рынке при совершенной конкуренции. Автор не предлагает читателю погрузиться в пучину решения дифференциальных уравнений с поиском экстремума. Всё значительно проще и читатель в этом убедится. Поставим задачу о там, чем руководствуется покупатель на рынке при выборе тех товаров, которые он хочет купить и что получается в результате приобретения. При этом сумма денег, которые он может потратить, на приобретение любого набора товаров конечна, и количественно ограничена. Вполне практичная и здравая задача. Очевидно, покупая товары любой здравый человек, будет стремиться получить максимальную полезность от всего набора купленного товара. Это инкстинт здравой мысли покупателя. И ещё одно здравое соображение о том, что с увеличением объёма купленного товара одного вида полезность единицы любого товара снижается. Это означает, что Pi1 ≥ Pi2 ≥ Pi3 и т.д., где Pi – полезность i-го товара. Тогда следует, что каждый покупатель субъективно в рамках своих личных предпочтений и объёма денежных средств осуществляет покупки, максимизируя их суммарную полезность. Максимальная полезность набора товаров будет обладать одним замечательным свойством, когда для всех товаров из набора отношение полезности единицы Pi товара к его цене будет одинаково и равно единице. Это и есть оптимальное «по Парето» состояние рынка (9). Оно означает, что, когда все участники рынка, стремясь каждый к своей выгоде, достигают взаимного равновесия интересов. Это решение можно получить математическими вычислениями, а можно и здравым смыслом, от противного. Пусть это будет не так, и полезность какого-либо товара будет отличаться от единицы в ту или другую сторону. Но такого случиться не может, так как покупатель всегда может изменить набор, увеличив его полезность, и такое решение математически всегда существует и оно единственно.

Конечно, предполагать, что каждый покупатель, будет повседневно решать такую задачу, звучит, по меньшей мере, абсурдно и автор вовсе не призывает к этому никого. Но такая задача есть, она каждый день решается множеством посетителей рынка, а рынок в своей адаптации взял такую задачу на вооружение. Посмотрите, как изменились наши магазины, расширив разнообразие, часто мнимое, и уменьшили при этом единицу объёма продаваемого товара. Ещё большее влияние на решение задачи выбора набора товаров оказывает изменение цен. В этом случае покупатель вынужден изменять свою привычную стратегию, а возможно и традиции при выборе на-бора товаров. При спонтанной инфляции, это психологически воз-действует на покупателя, вынужденного от чего- либо отказываться и менять свои привычки. Такое раздражение и последующая не мотивированная агрессия часто сопровождает торговлю в наше тревожное время перемен. Так формируются внутренние конфликты в триаде и устойчивое понимание несправедливости, что особенно разрушительно для её внутреннего мира.

Продолжим рассмотрение указанной триады в пространстве, где осуществляется распределение обусловленно необходимых для жизни общества продуктов, товаров и услуг. Оказывается, есть и такие, когда полезность товара измеряется не его наличием, а в большей степени отсутствием или невозможностью приобретения. Эти товары обладают не ценой на их приобретение, а ценностью поддерживающей жизнь всего общества в целом или большую его часть. Такие продукты являются основными в потреблении общества и обеспечивают устойчивость его жизни. Чтобы понятней было то, что имеет в виду автор, когда говорит о пространстве ценностных продуктов для жизни, приведём несколько примеров. Ценностный характер имеют знания, культура, наука и многое другое из этого разряда. Более приземлёнными, но не менее важными для нас является крыша над головой, тепло и свет, т. е. энергия, вода и многое ещё, что мы ценим все. Вот уже множество столетий не меняется структура продуктов питания, к которым следует отнести пять сельскохозяйственных позиций: хлеб, мясо, молоко, рыба, овощи, крупы и масло. Эти устойчивые потребности должны быть обеспечены и удовлетворены деятельностью бизнеса, также являющегося частью общества и взявшего на себя определённые обязательства. Тогда, для этих товаров имеют место только естественные цены, или цены издержек производства, которые уничтожают всякий избыточный доход, каким могла бы пользоваться та или иная производственная или управленческая группа. А это и есть криминал или его основание. Если граж-данское общество имеет некоторый экономически функциональный смысл в нашей триаде, то его место в решении именно таких вопросов системе разделения труда и взаимоотношений с бизнесом.

Но основные правила распределения должна сформулировать власть, согласовывая условия со всеми компонентами триады. Общие законы создания богатства и процесса потребления одни и те же во всех экономических системах и формируются они в гармонизации вот таких субстанциональных триад. Для этого власть должна выра-ботать правила и нормы взаимодействия внутри триады, согласованные со всеми участниками. Следует понимать, что интересы бизнеса всегда будут преследовать свой максимальный доход, извлечение которого возможно только из средств общества, других источников в экономике нет. И вряд ли социум согласится с такой постановкой вопроса и путём его решения. Более того средства общества ограничены объёмом полученным ранее от бизнеса. Он (социум) может компенсировать лишь затраты производства. Характер взаимосвязи ценности и интереса (рис. 4). Рассмотрим его с позиций созидания нового, базирующегося на достижении науки.

По оси ординат будем отражать величину Z, как отношение дохода от деятельности ко всем необходимым затратам на производство и реализацию продукции. Эти затраты в относительной форме представлены в виде прямоугольников голубого и желтого цвета. На оси абсцисс отложена величина объёма производства товаров и услуг V. Как видно из рисунка равенство отношений доходов и расходов (жёлтый прямоугольник) занимает значительное место в общем объёме. Но тогда исчезает для бизнеса мотивация (частный интерес) в созидании нового, необходимость которого определена самой сущностью непрерывной эволюции. Этого социум не может себе позволить и решение такого вопроса для непрерывного обновления мира цивилизации существует, что и отражено на рисунке появлением прибыли (красный цвет). По-видимому, существует оптимальные пропорции между объёмами вновь создаваемого продукта и уже существующего, обеспечивающего жизнь общества. В таком случае, созданная ранее основа экономики отражает общественные ценности, а тогда она обеспечивает устойчивость жизни, даже при неудаче вновь создаваемого продукта. Так происходит развитие и для этого необходимо лишь сочетать ценность и интерес. Его нужно только адаптировать в каждой среде и сфере цивилизации, скорее всего он индивидуален. Но начальную точку в решении можно из опыта естественного мира природы. Соотношение существующего (ценностного) и созидание нового вполне может подчиняться известному «правилу золотого сечения». Тогда это соотношение определится, как 62-65% составляет план или внутренний управляемый и регулируемый рынок, а остальные объёмы производимой продукции могут осуществляться в конкурентной сфере бизнеса. Но эта авторская гипотеза требует проверки. Следовательно, «золотое сечение», стабилизирующая эту концепцию, есть мера стабильности и нестабильности, достигаемая путем гармонизации интересов людей в ходе исторического развития на основе нормативного сочетания созидания и разрушения в исходных компонентах самой субстанциональной триады. В этих условиях нужно взять курс не на максимальное увеличение темпов экономического роста и доходов физических лиц, а на расширение социальных перспектив для всех и каждого. Нужно вернуться к пониманию и твёрдому убеждению, что экономический рост и процветание — это лишь средство для повышения жизненного уровня населения. Он не несёт в себе атрибутов экономического развития, а лишь отражает достижения, возможно, и не имеющие никакой связи с развитием.

А каково же будет состояние наших компонент в триаде, если осуществить такие кардинальные изменения? Гражданское общество при этом, консервируя имеющееся состояние развития, предполагает создание защитных мер, или такого иммунитета, чтобы никто не мог упасть ниже общего исходного статуса гражданина, и, естественным тогда выполнимой становится возможность обеспечения минимума необходимых благ для существования всех своих членов. И это вполне логично. Общество становится устойчивым к любым внешним воздействиям, так как опирается на свои собственные исторически проверенные активы. По-видимому, по такому пути создаются традиции общества, нации или этноса. Суть традиции — преемcтвенноcть и уважение прошлого. Такое отношение к прошлому лежит в общественном подсознании. Архаическая культура не знает конфликта отцов и детей, ибо каждое поколение получает в наследство не только национально богатство, но и ответы на все экзистенциальные вопросы. Все знают: cмыcл жизни в том, чтобы просто быть на своем месте в мироздании, участвуя в коcмичеcкой игре жизни и смерти. Цель традиционной культуры — органично вписаться в круговорот времен, не выпасть из него. К традициям современного мира можно отнести и техногенную культуру Запада, с её неустойчивостью технических и нравственных приоритетов. А такая неустойчивость в условиях глобального кризиса выступает в качестве центра и источника развития кризисных явлений.

Но общество не однородно, в нём всегда находятся творческие личности, стремящиеся что-то изменить или улучшить. И не важно, в какой сфере деятельности реализуются замыслы этих людей, но они всегда будут сталкиваться с аналогом уже существующего процесса. В этом соревновательном процессе бизнесов будут всегда сталкиваться два подхода при определении своего влияния на диапазон деятельностной среды общества — либеральный и консервативный. Первый стремится решить все проблемы человека и человечества, опираясь на индивидуализм и частную инициативу личности, представляющие наиболее нестабильную, но творческую часть социума. Он отвергает любые ценностные ориентиры, если они не создают мотивационных аргументов. Консервативный подход эти же задачи предлагает решать по-другому, опираясь не на мотивацию выгоды, а на мотивацию служения ценностям и не только духовным.

По мнению автора, а оно изложено выше, эти два процесса должны существовать в своём единстве, целостности и пропорцио-нальности (может быть даже золотой). Именно они и составляют сущность процесса эволюции в самом широком спектре её проявления. Так формируются конфликты между двумя компонентами триады, обществом и бизнесом, часто принимающие антагонистический характер. Несмотря на то, что бизнес является частью общества, не примеримость конфликтов проявляется достаточно ярко. В основе такого противостояния лежит территория приложения, расширяя которую бизнес стремится увеличить свой урожай «прибыльности» путём захвата деятельности имеющей ценностный характер, изменяя при этом распределение дохода в свою пользу. Убедительным аргументом такого захвата служит понятие собственности, а нерешённость её в теоретическом аспекте «разоружает» общество, делая его беззащитным. Понятие общественной собственности сегодня является «изгоем». Усугубляет эту проблему и законодательство, отдающее право на распределение дохода от деятельности непосредственно собственнику, оставляя в стороне основного деятельностного участника процесса непосредственно само общество. В настоящий момент решение этой проблемы у нас нет(1).

Отсюда становится очевидным, что отсутствие теоретических решений о праве собственности и о самой собственности, всегда будут источником дисгармонии в субстанциональной триаде и никакие последующие действия управленческого характера восстановить гармонию не в состоянии (1). Предположения автора о не отторжимом наследстве прошлого для живущего поколения, существенно меняет положение и соотношение компонент в триаде. «Священная корова», каковой в смитовской модели либерального рынка является частная собственность, должна будет претерпеть серьёзные изменения. Появляется совершенно другая парадигма эволюционного раз-вития, где в гармонии могут вполне самостоятельно взаимодействовать с традиционными ценностями Востока и техногенной культурой Запада, а влияние власти может быть минимизировано. Сегодня в период жесточайшего кризиса такие мысли начинают овладевать учёными. По словам Хобсбаума, больше не стоит понимать современную промышленную экономику в духе противостояния двух взаимоисключающих систем — капитализма и социализма, ибо обе системы рухнули. «Будущее, как, собственно, настоящее и прошлое, — за экономикой смешанного типа, где общественный и частный сектор глубоко зависят друг от друга в той или иной форме», — утверждает автор. Далее он продолжает. «Никто всерьез не думает о возвращении к социализму советского типа, так как его экономика медлительна и неэффективна; впрочем, не стоит преуменьшать впечатляющие социальные и образовательные достижения этого строя». Над конкретной моделью придется поломать головы всем, но особенно мыслителям левого толка,- пишет газета The Guardian (2).

Но вернёмся к нашей триаде, с которой мы расстались в азарте поиска гармонии и конвергенции взаимодействия активного либерализма с традиционным консерватизмом, обладающим всеми свойствами социалистического уклада. Гармонизация компонент во многом зависит от власти и её поведения в триаде. Прежде всего, субъективно, для самих себя, власть неизбежно утверждает себя центром перспективы развития, сконцентрировав все рычаги управления на себя. В силу наивности, по-видимому, неизбежной для её низкого уровня культуры власти, воображает, что она может наблюдать явления развития такими, какими они протекают не зависимо от неё самой, т. е то наблюдается, есть истина. На этом постулате строится вся аналитическая деятельность власти и все принимаемые ею управленческие решения. Инстинктивно власть действует так, как будто её решения без искажения воспринимаются сверху донизу, а сознание проникает в сферу управления, не подвергаясь воздействию собственных решений участниками реализации. Но всё оказывается не так. Теперь, в процессе деятельности власть начинает осознавать, что даже самые объективные и статистически обоснованные наблюдения за объектом регулирования целиком пропитаны принятыми ею самой исходными посылками, а также формами или навыками мышления бюрократического персонала, выработанными в ходе развития метода проб и ошибок. Так формируется порочный цикл или круг, вырваться из которого власть практически не в состоянии. В математике и физике аспекты этой проблемы давно изучены, но в общественных науках они остались, по-видимому, мало изучен-ными или даже вообще неизвестными. Необходимы серьёзные изменения не только схемы или парадигмы в действиях власти, но и носителей её стратегии реализуемой на практике. Это широко распространённый в мире путь разрыва такого порочного замкнутого круга не эффективных решений властных структур с помощью её замены. В исторической ретроспективе такой путь смены ориентиров в развитии общества назвали демократией, получивший широкое распространение в мире.

Автор не ставит целей исследования политических нюансов формирования власти, его она интересует лишь как составная часть триады, участвующая в создании гармонии внутри её. Напомним состав триады и определим атрибуты каждой компоненты, участвующих в создании гармонии развития страны. Гражданское общество как компонента триады входит в её состав не «с пустыми руками», оно является единственным наследником прошлого во всём диапазоне свершённых событий материального и нематериального уровней. Основным атрибутом бизнеса является его мощнейший потенциал, заряженный на изменения и преследования своих частных интересов, в том числе и материального характера. Это тоже немало важный и устойчивый актив. Что же, что касается власти, то она как компонента обладает важнейшим атрибутом, которым является доверенность общества на право распоряжения его наследием, оставив за собой лишь право контроля действий, которое общество никогда не должно передавать власти. Основной целью существования компонент в триаде, как уже неоднократно упоминалось, является достижение гармонии в совместных действиях всех участников при условиях равноправия. Успех любого сотрудничества определяется способностью всех ее участников соединить и сонаправить свои усилия на достижение общей задачи.

А это уже пролог к прогнозу и эффективному планированию и он должен стать деятельностной основой компоненты власти в триаде. Это её задача и цель. Не успех любой ценой, не торжество эгоизма, а гармония, талантливое сочетание плюсов и минусов для всех компонент триады, обеспечивают устойчивость развития. Другого пути решений устойчивости и благополучия населения нет и быть не может. Именно для достижения устойчивости в сложных системах, которыми являются любые социальные группы, необходимо, чтобы каждый стремился к достижению своих целей, но с учетом взаимо-действия с другими и в согласии с требованиями благополучия всей системы. Устойчивость системы, достигшей гармонии в триаде, создаёт новые духовные объединительные возможности общества за счёт естественных социальных целенаправленных усилий всего социума. Кроме этого триада позволяет в какой-то степени перейти на другой вектор в принятии решений. Актуальной становится отход от антагонизма решения конфликта по системе «выиграл—проиграл», и переход к другой ситуации, описываемой схемой «выиграл—выиграл—выиграл». Такое разрешение конфликта будет и продуктивным, и рациональным, умерив при этом взрывной характер конфликтов. Тернарная парадигма даёт возможность и ре-шает такую проблему, обладая для этого необходимой устойчиво-стью. Кроме всего прочего такая ситуация содействует развитию в обществе объединительных сил. Это проявление известного понятия холизма, становится основой социальной дисциплины и приносит свой эффект, снижая затраты на управление. Попробуем определить такое состояние триады в рамках экономического достижения гармонии, отвлекаясь от всяких политических ассоциаций. Для этого рассмотрим рис.5, на котором представлен жизненный цикл любого продукта созданного человеком.

Ось ординат будет отражать экономическую составляющую продукции (отношение стоимости к затратам на производство), а по оси абсцисс будем откладывать время существования товара. Всякий тварной продукт производства, как и всё существующее, про-ходит этапы своего развития. Гармония процессов сохранения, раз-рушения и созидания есть основа существования и эволюции даже во Вселенной. Товар или продукт создаётся, развивается, становится необходимостью или ценностью (траектория 1), когда в нем и его потреблении отражена традиция и культура этноса или народа, а затем «умирает», освобождая место аналогичной продукции, более совершенной или менее затратной ( тр. 2). Это так называемая в синергетике точка бифуркации. Самый необходимый из них живёт тысячелетиями и в течение всего срока жизни совершенствуется его производство. Если в правилах разделения дохода между компонентами триады каким-то образом учесть эти свойства продукции, то становится возможным избежать различного рода конфликтов уже в самом начальном этапе созидания. Тогда и понятие конкуренции принимает несколько иное звучание, близкое к естественному миру природы. Выработать новые правила для обеспечения устойчивого существования гармонии достаточно сложная задача, требующая высокого культурного уровня власти. По-видимому, в ближайшее время станет актуальной изменение мировоззрения властной элиты, чтобы найти пути адекватной парадигмы принятия серьёзных стратегических решений. Автор не будет удивлён, если такой основой изменений станет тернарное мировоззрение и использование триады для гармонизации нашего бытия. Именно это основное предназначение власти, входящей в триаду как равноправная компонента, обладающая всеми правами регулирования данными обществом.

Оставить комментарий

Вы должны Войти чтобы оставить комментарий.