Почему нужно гражданское общество?

Здесь автор пытается проследить каково влияние интеллекта, которым обладает человек, на развитие организованного общества, привычно называемого цивилизацией. Чтобы получить хоть какие либо знания в этом вопросе, нужно, по-видимому, обратиться к его историческим истокам.

Гражданское общество — это вся сфера самопроявления свободных граждан и их добровольческих союзов и ассоциаций, огражденных соответствующими законами от вмешательства и произвола со стороны государственной власти. Гражданское общество можно представить как своего рода социальное пространство, в котором люди взаимодействуют в качестве независимых друг от друга и государства индивидов. В структурном отношении гражданское общество можно представить и в виде диалектической совокупности трёх основных сфер: экономической, политико-правовой и духовной. Гражданское общество предполагает создание собственных защитных мер, дабы никто не мог пасть ниже общего исходного статуса, и, ес-тественно, одной из его важнейших функций является обеспечение минимума необходимых средств существования для всех своих членов. Эти требования легко формулируются, но как их достичь? Вот основной вопрос существования объединённого социума.Эти вопросы, занимающие умы всех аналитиков от независимых до «приписных», вот уже более двадцати лет не могут найти своего решения. А может ответа и не существует или ищут не там, где «потеряли». Попробуем и мы, а чем чёрт не шутит, пусть не найти, но хотя бы поискать такое решение.

В соответствии с картиной мира, построенной классической наукой, все процессы (в замкнутых системах) идут со временем к наиболее вероятному состоянию. Таковым является, согласно равновесной (больцмановской) термодинамике, а именно ее II началу, состояние с наибольшей энтропией. Об этом мы уже выше говорили. А поскольку, как нас учили ещё в школе, энтропия есть мера беспорядка системы, то процессы в замкнутых системах идут к наиболее хаотическому, дезорганизованному состоянию. Отсюда вся деятельностная сила энергии, в конце концов, превращается в хаос, что предполагает её разрушение. Но мир, вопреки таким научным выводам, продолжает существовать. Второе начало термодинамики отменить нельзя, это не закон нашей Российской Думы, это доказанный и проверенный естественный закон мироздания. Остаётся одно, предположить существование механизма преобразования постоянно формирующегося хаоса в некий порядок необходимый для существования мира. Хаос это разрушение и смерть отдельных элементов, а созидание происходит под действием синтеза, который и призван упорядочить хаос и в этом его предназначение. Всякий синтез оплачивается. Это – коренное условие бытия всех вещей, которое, как мы знаем, распространяется даже и на духовные его сферы. Во всех областях прогресс для своей реализации синтез требует прибавки усилий и, значит, мощности. Но откуда берется эта прибавка? Абстрактно можно было бы представить себе внутренний прирост ресурсов мира, абсолютное увеличение, каких либо ресурсов или богатств, покрывающие растущие нужды эволюции. В действительности, видимо, все происходит иначе. Энергия синтеза никогда не выражается вкладом нового капитала, а лишь расходом. Это можно увидеть на любом лабораторном эксперименте. То, что выигрывается с одной стороны, теряется с другой. Это преобразование и последующее использование отходов, оставшихся от деятельности хаоса или даже его самого. Всё созидается лишь ценой соответствующего разрушения (4).

Таков механизм непрерывного развития, названный нами эволюцией. Не хочется повторять уже известные вещи, но напомнить, вкратце, не помешает. Известно, например, что в настоящее время на Земле обитает от 3 до 10 миллионов биологических видов, кото-рые представляют менее 1% (!) всех тех видов, которые ранее существовали на протяжении всей геологической и биологической истории Земли. Таковы результаты биологической эволюции. Повышение избирательности связано с повышением выживаемости видов за счет их усложнения, суть которого и является адаптацией живой сферы. Жизнь без усложнения не возможна в принципе в этом суть и необходимость эволюции. Но что интересно за всё время своего существования человек, как биологический вид не изменился, биологическая эволюция как будто прошла мимо. Почему?

А что же происходит в мире цивилизации, где основным двигателем эволюционных процессов является мысль и её носитель человек. На заре человечества, основной задачей, которую решал человек, это было продолжение рода и добывание пищи, связанное с тяжелым физическим трудом. В этот период продолжительность жизни ограничивалась трудоспособным и детородным возрастом. С тече-нием времени характер труда изменился в сторону преобладания умственной деятельности и можно отметить значительное увеличение продолжительности жизни, определяемой возможностью такой деятельности. Возможно, это и есть биологическая эволюция человека.

Если попытаться представить этот путь, то следует понимать, что сама жизнь представляет собой единство двух субстанций. Многообразие интересов общества в каждый момент времени формирует «вселенский плюрализм» или динамический хаос — это одно из двух первоначал. А «поток просвещенного сознания» исходящий от общества, которое обладает знаниями, волей и творческим потенциалом. Первая субстанция в своей основе представляет собой хаос, поведение которого не предсказуемо, это, по сути «жужжащий беспорядок», царящий в любом обществе. Суть их наши взаимоотношения. Приведение хаоса в упорядоченную систему является целью, задачей и предназначением жизни общества, что создаёт неограниченные возможности для творчества встречному потоку «просвещенного сознания». Под потоком сознания следует подразумевать человеческие знания, накопленный опыт, культуру и традиции населения, ценности и средства их достижения, частные интересы и многое другое, что заботило в прошлом и продолжает заботить общество в данный момент времени и в его будущем. Из этой массы хаоса, поток сознания посредством волевых актов определяет потенциально необходимое и осуществляет его упорядочение. При этом он выделяет важнейшие и наиболее полезные приоритеты. Это даёт возможность для поиска путей решения уже собственных локальных задач цивилизации. Решение этих задач на основе синтеза и обеспечивает эволюционное развитие общества, улучшает его сферу бытия. Гармония процессов сохранения, разрушения и созидания есть основа существования мира вообще и эволюции общества в частности, которая целиком и полностью зависит от первоэлементов и не может быть остановлена, исходя из того же второго начала термодинамики со всеми вытекающими из этого последствиями. Часть хаоса не охваченная «просвещенным сознанием» становится обломками или отходами цивилизации. Их переработку с использованием механизма синтеза природа вынуждена брать на себя, тем самым увеличивается её нагрузка, компенсация которой должна быть восполнена нами. Эта компенсация осуществляется обществами каждое на территории своей страны. Отсюда идентичность механизмов эволюционного развития обоих сфер жизни, ответственность за выполнение которых лежит на международном сообществе, как единственном представителе мира цивилизации.

Тогда возникает естественный вопрос, а способно ли общество исполнять эти функции гармонизации своей деятельности, как внутри себя, так и с миром природы? Каковы силы и возможности цивилизации, правильно ли выбраны цели, к которым мы движемся? Но и этого мало. Необходимо знать и объемы отходов самой цивилизации, как продуктов хаоса, переработка которых ещё предстоит миру природы. Эволюция самого общества в силу её непрерывности определяет такие объёмы и связывает их целенаправленностью общественного развития. Если общество ориентировано на рост потребления, то хаос остатков будет экспоненциально расти или общество, как и природа, будет экономичным в своих действиях, тогда картина конвергенции с природой меняется кардинально. Это означает, что целенаправленность общества является важным и может даже единственным определяющим фактором эволюционного развития. Об этом следует поговорить.

В самом общем случае общество можно представить, как сложную структуру с внутренней иерархической системой взаимодействия его членов или отдельных групп. Это достаточно сложная система, обладающая в какой-то мере единством и целостностью, что позволяет при её описании ис-пользовать общую теорию систем (ОТС). Сложность структуры связана с когерентностью. Под когерентностью следует понимать согласование темпов жизни структур или даже отдельных её элементов. Для построения сложной организации необходимо когерентно соединить все подструктуры внутри нее, синхро-низировать темп их эволюции, что позволяет обеспечить их резонанс и связанное с ним ускорение развития. Если это имманентное развитие, т. е. внутринее, то оно способно обеспечивать интенсификацию самостоятельно, не требуя или почти не требуя вложений. В результате такого объединения структуры попадают в один темпомир, значит, начинают «жить» в одном темпе с ориентировкой на «лучших». Образуется некая целостность элементов для взаимной поддержки, присущая не только природе. Тогда и нарушается обычный принцип суперпозиции, когда сумма частных решений уже не является решением уравнения в целом. Целое уже не равно сумме составляющих его частей. Оно не больше и не меньше. Оно качественно иное по сравнению с вошедшими в него частями. И, кроме того, возникающее целое видоизменяет сами эти части. Так создаются привычные для нас технические системы высокой сложности, но аналоги ей существуют и в природе.

Коэволюция, (совместное действие) различных систем означает трансформацию всех подсистем посредством механизмов системного согласования и системной корреляции между ними. Она распространяется и на общество. Это так называемый принцип холизма известный и в обыденной жизни при совместном выполнении каких-либо работ, когда участники самостоятельно находят наилучшее ор-ганизационное решение в своей деятельности. Это внутреннее свойство именно этой группы (страты) связанное с личными свойствами участников. Очень часто его называют самоорганизацией. В командных видах спорта это явление давно известно и широко применяется. Объединяющей силой для данной группы становится ценность, отражённая в целенаправленных действиях всей страты без исключения. Общество, сформированное в такую отдельную страту, становится целенаправленным и целеустремлённым, за счёт чего и проис-ходит усиление эффективности его деятельности. Если в страте отсутствует такое единение, то система не способна к самоорганизации и совместные действия за счёт внутренних побуждений становятся невозможными. Если такие страты на основе единения сами вступают во взаимодействие между собой, тогда они создают уже свою, только им присущую иерархию. Такая структура и составляет суть самоорганизации.

Это естественный путь эволюционного развития общества. Таким образом, общество исторически представляет собой целостный и универсальный и естественный способ организации социального взаимодействия людей, обеспечивающий удовлетворение их основных потребностей, саморегулирующийся, самовоспроизводящийся и самообновляющийся, во времени и пространстве. И здесь самое главное то, что общество всегда имеет высокий уровень внутренней саморегуляции заложенной в человека ещё самой природой. Тем самым обеспечивается постоянное воспроизводство всей сложной системы социальных отношений. Это находит свое отражение в создании особых институтов (таких как мораль, идеология, право, религия, государство), обеспечивающих соблюдение общепринятых «правил игры». Базовой основой их существования является идея «социального порядка», которая олицетворяет стремление поддержать равно-весие системы, согласовать между собой различные ее элементы, добиться согласия между ними. В то же время восприятие общества не является однозначным. Если от Платона идет тенденция рассматривать общество как целостный организм, то от Аристотеля – как совокупность относительно самостоятельных индивидов. Отсюда взяла свои начала субъектно-объектная логика анализа сущего бытия. Но в ракурсе динамики исторического времени общество едино и рассматривать его нужно с позиций целостности и непрерывности его существования. А это означает, что живущее в настоящий момент общество обладает правом наследования всего прошлого. И оно единственное, кто обладает этим правом, и никто не может изменить эту ситуацию, пока общество существует. Тогда, принимая наследство, общество принимает на себя и все обременения, которые существуют перед будущим и перед природой. В первом случае, наследуемое состояние во всём своём разнообразии не может быть ухудшено, иными словами «не навреди» древняя заповедь врача. Не меньшая ответственность лежит на обществе и перед природой олицетворяющей среду бытия потомков. И решать все эти вопросы кроме общества некому. В решении этих вопросов общество вновь сталкивается с вторичным проявлением хаоса, требующего вновь «просвещённого сознания», что связано с распорядительской деятельностью бюрократии в области наследия.

Бюрократизация в политике и экономике, методически вытесняющая общество из общественной жизни, подменила собой демократические и экономические формы, стала существенным политическим и организационным фактором системного кризиса в России. Она не может или не хочет поддерживать даже ростки самоорганизации, боясь потерять свою «необходимость», а соответственно и власть. Она, используя все доступные ухищрения, включая обман, стремится снизить уровень общественного контроля над состоянием наследства прошлого или даже исключить его совсем. Потеряв иммунитет целенаправленного существования, связанный с естественным процессом самоорганизации, общество погружается в пучину преследования корыстных интересов. При этом общие для всех ценности обмениваются на корысть и стяжательство материальных благ, но уже только каждый для себя. Эгоизм может стать доминирующим фактором развития цивилизации. И это опасно.

Следует понимать, что общество есть автономная система, управляемая своими собственными законами, которые формируются временем, культурой и традициями, и не сводятся к сознанию или действию каждого отдельного индивида. И если это по какой-либо причине не происходит, тогда общество распадается на элементы и в значительной мере снижается его целеустремлённость и жизнеспособность. Отсюда, если во взаимоотношениях что-то про-исходит не так, то теряется сила и мощь общества как единого и целого. Общество в своей массе превращается в разрушенное единство под названием народ, состоящий из отдельных элементов, никоим образом не связанных между собой. Возникающие внутренние конфликты становятся привычной нормой существования бесцельной жизни, смысл которой такое общество катастрофически быстро теряет. Ответом на это является депопуляция населения, размеры которой могут принять угрожающую величину (как в нашей стране). Это реакция на утерю смысла жизни или снижения уровня умственной деятельности, что ещё страшнее. В океане разбуженной стихии частного и группового эгоизма, разрушается и ослабленное государство, которое становится ненужным, так как утратило способность отстаивать общенациональные интересы населения. И никакими силовыми способами укрепить власть невозможно, а использование силового пути приведёт лишь к разрушению и страны и общества. А проявление этих событий определяет лишь только время.

Наблюдая, как разворачиваются события в последнее десятилетия в нашей стране и даже во всём мире, трудно избавиться от ощущения, что во всемирной истории происходит нечто фундаментальное. Пришли в движение какие-то новые силы разрушений, агрессивно влияющие на нашу жизнь. И проходящий в мире кризис может оказаться лишь отголоском чего-то более существенного и грозного, с которым мировое сообщество, по-видимому, ещё не встречалось. Попробуем предложить читателю своё, авторское ви-дение развития социальных процессов и определить причины падения социальной дисциплины и нравственной этики, явно проявившиеся в конце XX века.

Продолжавшийся более двухсот лет упадок родственных связей как социального института резко ускорился во второй половине XX века. Рождаемость в большинстве европейских стран и в Японии упала до такого низкого уровня, что население этих стран в следующем столетии (при отсутствии подпитки иммиграцией) сократится; браки, и рождения детей во многих странах стали более редкими Характер участия людей в жизни друг друга также изменился. Хотя нет данных, подтверждающих, что люди стали меньше общаться, но их взаимные связи имеют тенденцию становиться менее постоянны-ми, налагающими меньше взаимных обязательств и включающими в себя всё меньшее количество участников общения. Начался процесс атоминизации обществ, охвативший сегодня множество стран, но особенно ярко он проявляется в России. Футуролог Элвин Тоффлер дал этому периоду название «Третья волна», как и ранее уже существовавшие в человеческой истории: переход от охоты и собирательства к земледелию и переход от земледелия к промышленному производству (19). Как и в других, экономически развитых странах в этот период постепенно был осуществлен переход к тому, что получило в дальнейшем название «информационное общество», «век информации» или «постиндустриальная эра». Царство индивидуализма.

В предложенном исследовании, автор пытается «увидеть» изнутри природу формирования структур гражданского общества, как результат взаимодействия целостных субстанциональных компонент: «хаоса интересов» и «просвещённого сознания». До недавнего времени гражданское общество сравнительно редко становилось предметом анализа или какого-либо изучения. На Западе его часто принимали за нечто само собой разумеющееся в качестве неизбежного спутника модернизации, между тем как на Востоке марксисты его отвергали вообще гражданское общество как обман и тоже никто не рассматривал процессы его структурирования или внутренних изменений. Российский научный полигон для изучения динамики и причинно-следственных связей в этом отношении особенно благоприятен, ибо он существует на территории «Большего разлома», которым можно характеризовать происходящие в стране изменения гражданского общества в самом широком спектре его существования, что позволяет предполагать определенную исследовательскую удачу. Понимая значение общества, как центра в эволюционном развитии мира, большинство философов во все века, так или иначе, касались проблем связанных с общественным сознанием и миропониманием. Уже начиная с древнегреческого философа Платона, который провозгласил, что миром правят идеи как продукт сознания, все дальнейшие его последователи из философов, всегда считали эту проблему центральной. В дальнейшем, увлёкшись исследованием законов природы, на второй план отступили и вопросы исследования общества. Возросшая гиперболически роль индивидуализма, и связанная с этим возникновение дисгармоний, остро поставили на повестку дня для мыслителей во всём мире исследования о роли общества в системе эволюции.

Первым, кто пытался представить деятельностную сущность общественного сознания, как субстанциональную основу социального развития, был Г.Гегель. Его утверждения о закономерности и необходимости общественного сознания, как двигательной силы развития, были восприняты всеми философами мира. Экономисты, социологи, психологи и многие другие философы принялись изучать мотивационную сущность интеллектуальной деятельности человека. С точки зрения идеалиста, человеческое общество может быть построено на любых произвольно выбранных принципах, независимо от того, согласуются ли эти принципы с материальным миром или нет. И на самом деле люди доказали, что способны переносить любые ма-териальные невзгоды во имя идей, существующих исключительно в сфере духа, идет ли речь о священных коровах или о Святой Троице. Центральная тема работы Вебера, одного из крупнейших социологов XIX века – это доказать вопреки Марксу, что материальный способ производства – не “базис”, а, наоборот, “надстройка”, имеющая корни в религии и культуре. И если мы хотим понять, что такое современный капитализм и мотив прибыли, следует, по Веберу, изучать имеющиеся в сфере сознания предпосылки того и другого. Вебер отмечает, что в соответствии с любой экономической теорией, по которой человек есть разумное существо, стремящееся к максимальной прибыли, повышение расценок должно вести к повышению произво-дительности труда. Однако во многих традиционных крестьянских общинах это дает обратный эффект – снижения производительности труда: при более высоких расценках крестьянин, привыкший зарабатывать две с половиной марки в день, обнаруживает, что может заработать ту же сумму, работая меньше, и он так и поступает. Выбор в пользу досуга, а не дохода, ценность вместо материальных благ. Индивидуальное серьёзно и качественно отличается от общественного. Но мир уже захватила эйфория успешности и активности индивидуального проявления в достижениях либерального рынка. Несмотря на периодически возникающие кризисы, весь XIX и XX века были ознаменованы победой либерализма экономических отношений с кор-ректировками их влияния, построенные на эмпирических данных и математических обоснованиях, которые не смогли уберечь мир от постоянно возникающих и усиливающихся кризисов. Недопонимание того, что экономическое поведение обусловлено сознанием и культурой, приводит к распространенной ошибке, когда всё пытаются объяснять даже идеальные, моральные или духовные по природе явления материальными причинами. И все же интеллектуальное влияние материализма таково, что ни одна из серьезных современных теорий экономического развития не принимает сознание и культуру всерьез, не видит, что это, в сущности, материнское лоно экономики.

Неопределённость, с научной точки зрения, механизмов взаимоотношения общества с рыночной идеологией стала, по-видимому, причиной появления элементов дисгармонии в обществе незаметно перетекающую в деградацию населения, отражаясь в духовной сфере самого человека. Это отмечает испанский философ Ортега де Гассет, утверждающий в своей работе «Восстание масс» о нравственном преобразовании людей и, особенно в среде правящих элит (18). Именно с этим он связывает устойчивый рост конфликтов межстранового характера, присущий прошлому веку, развязавшему две крупнейшие мировые войны. Конечно, свободные рынки активны, а стабильные политические системы необходимы, так как это непременное условие экономического развития и роста. Но столь же важно и то, что культурное наследие обществ, этика труда, семейной жизни, бережливость, религия, которая не накладывает ограничений на формы экономического поведения, и другие прочно сидящие в людях моральные качества никак не менее значимы при объяснении их экономической деятельности и взаимоотношений в обществе. Российские староверы были успешными предпринимателями и одновременно были благотворителями в широком понятии этого слова.

Материалистический уклон современного мышления характерен не только для левых, симпатизирующих марксизму людей, но и для многих страстных антимарксистов. Именно человека такого типа вместе с движущими им материальными стимулами берут за основу экономической жизни и учебники по экономике. В своей работе «Конец истории» совремённый популярный мыслитель Френсис Фукояма ставит вопрос о причинах разрушения плановой системы экономики, которая успешно функционировала в СССР и других странах. Фукояма спрашивает: «Почему же соцстраны стали отходить от централизованного планирования только в 80-х? Ответ следует искать в сознании элиты этих стран и ее лидеров, решивших сделать выбор в пользу “протестантского” благополучия и риска и отказаться от “католической” бедности и безопасного существования. И это ни в коем случае не было неизбежным следствием материальных условий, в которых эти страны и их народы находились накануне реформы. Напротив, изменение произошло в результате того, что одна идея победила другую» (4). О негативном влиянии рынка предупреждал ещё Шумпетер, светило научной экономики. Он утверждает в своей книге «Капитализм, социализм и демократия», что капитализм имеет тенденцию создавать класс элиты, враждебный тем самым силам, которые сделали возможным его существование, и что мир, в конце концов, будет пытаться заменить рыночную экономику социалистической. Такова политическая конъюнктура мотиваций, влияющая на поведение людей в обществе, а фактически в реальной жизни сросшаяся с мотивацией на основе материальных благ коррупция и мы это видим в России.

Особняком выделяется мотивация людей в обществе посредством культуры, религии, знаний и других компонентов, отражающих духовность в этой сфере и среде. Влияние этого спектра мотивации на жизнь и деятельность общества достаточно существенно. Если принять к рассмотрению влияние всех параметров развития экономики (современная экономическая теория позволяет это), то 70% будут соответствовать экономическим факторам её развития, а остаток 30%, по-видимому, будет отражать роль культуры, гармония которой является её природным свойством и не может не оказывать позитивного влияния на развитие цивилизации. Такой «оберег» для народов. Культура в своей ипостаси мотивирует развитие своим стремлением к истине путём исследований естественного мира (наука) и исскуства использующего интуитивное представление о целостном мире и его всеми силами создающего.

 

Оставить комментарий

Вы должны Войти чтобы оставить комментарий.