Две эволюции

Это лишь часть работы, которую автор назвал «Феномен развития России в 1990- 2008гг». Когда только начиналась эта работа, автор предполагал, что в этой области определённо ведутся какие-либо исследования, ибо не мог же остаться «беспризорным» огромный осколок отколовшегося мира, каковым был СССР. Но всё оказалось не так. И сегодня в стране нет или почти нет серьёзных работ в этом направлении. Более трёх лет тому назад автор предсказал возможность появления кризиса и предложил пути его смягчения хотя бы для края. Сегодня фрагмент этого исследования предоставлен молодым учёным для обсуждения. Основная авторская гипотеза заключается в том, что коэволюционные процессы развития естественного мира и мира цивилизации, создать не удалось. Векторы направления не совпадают.

 

А что автор предполагает под понятием существования двух эволюций? Поясним это понятие более детально. Грубо говоря, эволюция – это непрерывное развитие всех жизненных процессов или явлений, происходящих в естественном мире, включая цивилизацию. Если подробнее, то в сфере бытия или природы происходят постоянные, последовательные внутренние и внешние изменения, в результате чего предмет или явление становятся качественно лучше или более приспособленные, нежели ранее существовавшие. Нам необходимо понимать причины таких изменений и знать силы, воплощающие эти явления в реальность.Всем нам ещё со школьной скамьи знакомо понятие эволюции в естественном мире природы. Оно связано со многими законами естественного мира и основным из них является II правило термодинамики. В соответствии с этим законом все энергетические преобразования в мире сопровождаются необратимым ростом энтропии, что приводит к выравниванию всех градиентов и потенциалов. Мир стремится к состоянию однородного хаоса, который был ещё не давно назван «тепловой смертью». Из уныния от такой перспективы развития, человечество вышло лишь в конце двадцатого столетия, когда наука нашла противоположно протекающий процесс, снижающий эту самую «ненавистную» энтропию. Такой процесс возможен тогда, когда все элементы живой и не живой природы в своём развитии усложняют свою субстанциональную сущность, вступая в созидающий синтез. Это движение от простого явления, к сложному остановить нельзя, что и приводит мир к постоянному эволюционному изменению. Этот объективно существующий закон и стал основой активно развивающейся науки синергетики. Это наука о самоорганизации и кооперации во всех природных явлениях, в дальнейшем открыла пути совершенствования и в среде социума. Мы стали лучше понимать мир.

Привычной для нас основой эволюции всегда считалась необходимость адаптации к изменению только внешней среды. Сегодня такое понимание уже стало недостаточным. Обычно адаптивность рассматривают, как свойство какой-либо системы приспосабливаться лишь к внешним условиям и воздействиям на нее. Но в рамках предлагаемого подхода синергетики, а именно её расширенная, обобщенная трактовка, (эволюционное развитие самих процессов эволюции за счет эффекта катализа) и тогда, учитывающая изменения не только в приспособлении, но и в изменениях внутренней среды, имеет кардинальное значение, о чём будет сказано ниже.

Таким образом, можно считать доказанным существование непрерывного эволюционного процесса, как обусловленно необходимого явления, остановить которое невозможно. И, действительно мы наблюдаем такие непрерывные изменения, во всех сферах нашей жизни (имея в виду природу). В ходе эволюции вымирали целиком многочисленные биологические виды, и это лишь ускоряло ход эволюции живого. Известно, например, что в настоящее время на Земле обитает до 10 миллионов биологических видов животных и растений, которые представляют сейчас даже менее 1% (!) всех тех видов, которые существовали ранее на протяжении всей геологической и биологической истории Земли.

Если внимательно присмотреться к изменениям, которые нас окружают или окружали ранее, можно увидеть непрерывный рост сложности архетипов природы. Наука давно определила этот механизм. Ещё Дарвин обосновал его как основу единства и целостности мира природы. Механизм этот существует в форме деятельностной триады, компоненты которой образуют равноправное единство «изменчивость, отбор и сохранение». Компонента, формирующая изменчивость, как веером покрывает пространство жизни, создавая тем самым широкое пространство для созидания нового. Наука учла позитивность этого этапа эволюции, создав общую теорию систем, в которой предусмотрено существование необходимого разнообразия, как основного фактора развития (28). Сейчас это модное слово диверсификация. Но мы уже сможем открыть это новое, ибо «стоим на плечах», того, что ушедшие от нас поколения могли лишь только предчувствовать её появление. Компонента отбора рационального в пространстве вновь созданного продукта, в своём выборе руководствуется уже другим критерием. В его основе лежит инкстинт жизнеобеспечения, т.е. стремление к жизни при всех возможных и существующих для этого условий. Мы назвали это конкуренцией, хотя и не выяснили этот процесс до конца, но используем это понятие в среде цивилизации, пытаясь создать аналогию естественного отбора.

Наконец третья компонента стремится сохранить созданный и жизнеспособный продукт и проверить его новые вновь созданные свойства. Только в том случае, когда энергетические затраты на его существование будут меньше, чем у ранее существовавшего экземпляра, будет осуществлён целенаправленный выбор. А такое, по-видимому, возможно только с ростом сложности нового объекта.

Такие взаимоотношения в триаде обеспечивают пропорциональность развития, обеспечивающее оптимальное состояние природы, воспринимаемое нами как гармонию.

И ещё один немало важный фактор, влияющий на эффективность развития целостности эволюционных процессов. Он связан с возможностью увеличения сложности бытия за счёт разделения (специализации) деятельности биологических элементов одного вида, с последующим объединением их результатов (ульи пчёл, муравейники и т.д.). Законы объединения сложных структур позволяют создать единство темпомира ускоряющего развитие только за счёт совместной жизни составляющих частей. В конце концов, этот фактор объединение стал инкстинтом во всей биосреде, включая и человека. Так в природе формируется устойчивость, стабильность и эволюционное разнообразие, отражающее стабильное развитие природы уже много миллионов лет.

А что происходит в мире цивилизации, ведь и на неё так же и для всех распространено II правило термодинамики? Посмотрим на наш мир с этих позиций. Очевидно, что основой цивилизации является человек и продукт его объединительного инкстинта, гражданское общество. Но существует и парадокс человека, как продукта биосреды, который вызывает удивление. Продолжительность существования человека около 200 000 лет. За это время сменилось около десяти тысяч поколений. Но, несмотря на полную географическую изоля-цию отдельных видов, на разные условия обитания, человечество не произвело ни одного нового вида. Почему весь естественный мир эволюционизировал, усложняя свою биологическую основу, а человек остался неизменным? Такого эволюция допустить не может, она не делает исключений. Человек не властен, выйти за пределы действия объективных законов развития на Земле. Остаётся только одно предположение, что эволюция человека в своей основе отражает его внутренние изменения, обеспечивающие рост его сложности и последующего роста возможностей к адаптации к сфере бытия уже за счёт нового обретённого усложнения. Человек изменялся в «умнении», опираясь на достижения науки, являющейся общечеловеческим достоянием, накопленным в течение всего исторического времени её существования. Такая «стабильность» и позволила человеку не заслуженно возомнить себя подобием Бога, что привело в исто-рии ко многим кровавым последствиям. Научный же анализ развития цивилизации в итоге подводит к выводу, что человек не стоит над земным миром и не наделен возможностями глобального целенаправленного управления. Нельзя создать законы, не опирающиеся и не вытекающие из законов природы. Целесообразность наших действий ограничена и должна соответствовать совокупности всех естественных законов, а их можно только изучать, чтобы уметь применять. Иного не дано.

Биологическая, социобиологическая и социокультурная эволюции должны быть совместимы, ибо протекают эти процессы в единстве времени, территории и многих других сопряжённых факторов обеспечи-вающих целостность эволюционных процессов. Очевидна необходимость совместимости их протекания. Такой подход не должен казаться неожиданным, поскольку вся Вселенная развивалась и развилась из единого начала. Но человек до сих пор осознает себя не только венцом творения природы, но и её повелителем. Этому способствовали победы на интеллектуальном фронте, достигнутые в эпоху Просвещения. В развитии данных представлений человека определенную роль играли и религиозные убеждения, но в ещё большей степени огромные запасы различных природных ресурсов, освоение которых мотивированное знаниями приняло лавинообразный характер. Способствовало этому и трудно поддающаяся осознанию целесообразность действия законов развития природы, открытые элементы её самоорганизации. Целесообразность законов воспринималась как свойство природы, предназначенной для потребления населением. Существование в Природе естественной созидательной тенденции развития, эволюцию, как и гравитацию, отменить никто не может, следует рассматривать как изначально присущее материи свойство. Хотя глубинные основы такого свойства материи наука ещё пока не объясняет, если не считать работы Г.Лейбница (13), но она в состоянии изучать конкретные проявления и вскрывать механизмы для реализации. Кажется, Эйлеру принадлежит мысль: «Даже в области физики материальные сущности отступают перед духовными». А Эмерсон ещё более века назад сказал в «Природе»: « Аксиомы физики выражают на ином языке законы этики». Т.е. наука становится нравственной, к чему до сих пор она относилась более чем спокойно, полагая, что всякое субъективное вмешательство, даже из высших соображений и духовных принципов, помешает ее объективности.

Теперь же приступим к самому главному, для чего затеян этот «дегустационный» анализ процессов эволюции в естественном мире и в пространстве мира, созданного интеллектом человека, который мы называем цивилизацией. Из изложенного выше, читателю должно быть ясно, что минимизация энергетических затрат в процессах созидания нового, для природы является обусловленной необходимостью и свернуть с этого пути естественный мир не может. Всё, что существует в природе создано в соответствии этим критерием. Именно он обеспечил устойчивость и гармонию, и поступательное движение. Казалось бы, что изученность эволюционных процессов природы, должна была бы стать проверенным временем и результатами, аналогом процессов эволюции в сфере мира цивилизации. Ведь используем же мы бионику, когда необходимо решение частных задач. Но мир цивилизации в своём эволюционном развитии пошёл по иному пути, на который, к сожалению, его сподвигла отсталость фундаментальных исследований с одной стороны, а с другой, мотивационные устремления общества или его просвещенной части, взявшие в качестве критерия преобразований цивилизации максимально возможный рост материальных и нематериальных благ. Люди думали, что во имя прогресса можно поступиться чем угодно, всё окупится: во имя благой цели, светлого будущего все средства хороши. Обожествив науку и технику, соблазнившись материальными благами (строго говоря, тем, чем Сатана искушал Христа), на место духа, люди поставили выгоду. Это первопри-чина нашего удивления тому, что мир утратил свою духовность, а на улицах проливается кровь. Есть мнение у историков, что иначе и быть не могло, что нравственные потери были неизбежны при задаче покорить природу (победить ее, а не себя). Начало этому положили ещё древние греки, основатели философского мировоззрения и логического анализа (29). «Разделяй и властвуй» эта фраза принадлежит Аристотелю, как основы для владения объектом принадлежащего субъекту.

Так разошлись пути эволюционного развития двух совместно существующих миров, выбрав разные, если не сказать прямо противоположные цели. Если вдуматься, то это представляется необычным и неожиданным, парадокс нобелевского лауреата по экономике Солоу гласит, что компьютеры, судя по эконометрическим данным, не подняли в течение многих лет после своего появления производительности ни в одной сфере производства кроме самой компьютерной индустрии (30). Но дали замечательный эффект в объёме материальных благ для исполнителей. В эволюции мира природы такое проявление её невозможно. Одним из удивительных свойств эволюционирующих систем цивилизации является постоянный рост её темпов. Эволюция мира есть не просто создание все усложняющихся структур, но и изменение темпов эволюции. Это убедительно доказывает эволюция в сфере цивилизации, результаты которой за последние два века не могут не поражать наше воображение. Но, сравнивая исторический путь устойчивого развития естественного мира, построенного на основах самоорганизации, пропорциональности и гармонии существования, с миром существующим сегодня в цивилизации, невольно закрадываются сомнения в правильности выбора. «Чрезмерное изобилие жизненных благ и возможностей автоматически ведет к созданию уродливых, порочных форм жизни, к появлению особых людей-выродков. Можно установить закон, подтверждаемый палеонтологией и биогеографией, что человеческая жизнь во всем её разнообразии, возникала и развивалась только тогда, когда средства, какими она располагала, соответствовали тем проблемам, какие перед ней стояли. Это относится как к духовному, так и к физическому миру» (18). Кризисы, которые переживает человечество возможно и есть те сигналы о том, что человеческое сообщество идет по тупиковому пути развития, выбрав неверные цели.

К этому особенно серьёзно относишься, когда анализируешь историю кризисов в сфере цивилизации. Первый кризис, о кото-ром пойдёт речь верхнепалеолитический (25 тыс. — 10 тыс. лет д. н.э.). Это, пожалуй, самый страшный — ресурсно-демографический (социобиосферный) — кризис. Он длился около 15 тыс. лет, подвёл черту под этим периодом палеолита и охватил почти всю планету, точнее, её населённую часть. Весь этот период человек осваивал свой природный «дар», способность мыслить и пользоваться результатами своего разума. Началось усложнение имманентной сущности человека, что освободило его от необходимой, в соответствии с законами эволюции, биологической адаптации. Произошёл рост его продолжительности жизни за пределы репродуктивного периода, что в какой-то мере послужило к появлению семейно племенных отношений. Освоение разума потребовало общения, создавая для этого различные инструменты. Выходом из кризиса верхнего палеолита стала так называемая «неолитическая революция» — возникновение земледелия, скотоводства, общения людей, торговля и т д. и т. п., одним словом появилась Цивилизация (31).

Следующий кризис, о котором мы говорим, это кризис поздней Античности, античнорабовладельческой системы (IV-VI вв. н.э.). Основной причиной кризиса было то, что античное рабовладение было системой экстенсивной. И для её существования просторов для экспансии уже не оставалось. Поэтому кризис был неминуем. Его можно назвать системным, вследствие того, что потребовались другие условия для существования образующегося общества. И он тоже принёс большие потрясения даже большие, чем предыдущий.

Ещё более серьёзным кризисом может оказаться третий, проходящий в мире сейчас в настоящее время. Заметим, что этот кризис наступает вслед за так называемой третьей волной, выявленной в структуре Элвина Тоффлера, описавшего аспекты эволюционного развития мира (19). Капитализм — глобальная, планетарная система, основанная на эксплуатации не только человека, но и природы. Включив, в свои производственные и технологические процессы биосферу в целом, сегодняшний мир привёл её в состояние глобального экологического, а человечество, и в состояние ресурсного кризиса. Типологически такого не было со времён верхнепалеолитического кризиса. Если верить историкам и антропологам и тем, кто занимается происхождением и развитием человеческого общества, то следует признать, что большую часть своего существования на земле общество как-то вписывалось в существующие природные процессы эволюции (30). Но в послед-нее время коэволюционные процессы природы и цивилизации каким-то образом разрушились. Что стало той точкой бифуркации, которая свернуло все общества с пути гармонии с природой?

Доминирование индивидуализма, как основного элемента геокультуры эпохи Просвещения, а под его влиянием стремительно деградирует наука об обществе, разрушается и образование, царствует примитивизм и вульгарность знаний. Появляется какая-то убежденность, что налицо наступает упадок христианской морали и нравственности. А мы сами, по сути, мы уже живём в постхристианском обществе. Таким образом, демонтаж капитализма сегодня открыл невиданный ящик невиданной Пандоры с невиданными последствиями, вызванными разнонаправленностью векторов эволюционного развития. Возможно, в попытках адаптировать естественный мир природы потребностям цивилизации, мы вызовем такие мощные вселенские конфликты, которые способны будут уничтожить саму цивилизацию.

Чертами этих трёх кризисов, о которых шла речь выше, нынешний кризис-демонтаж существующего мира не исчерпывается. Его кризис автоматически означает ещё несколько кризисов, производных от него. Во-первых, это кризис западной техногенной цивилизации в том виде, в каком она сформировалась и уже существуют последние несколько столетий. Во-вторых, это кризис христианства в самых разных его аспектах, отражающих разрушение всех этических норм и в частности (кризис протестантского отношения к труду на фоне стремительно растущих тенденций к гедонизму, потреблению, более или менее активному ничегонеделанию, как верхов, так и низов). Кризис культур, получивший в мире широкое распространение, уже не сможет остановить процессы разрушения в существующей среде варваров. В дальнейшем изложении нашей работы мы вернёмся к этой проблеме выбора, когда будем рассматривать пути гармонизации развития.

Наша страна, как и многие другие государства, находится сейчас в затяжном, социально-экономическом, политическом и духовном кризисе. Это следствие, в понимании автора, противоречие двух конкурирующих концепций в развитии общества, когда ранее существовавшая плановая экономика в последующем была разрушена и перешла на позиции либерального рынка, противопостовляющего себя плану. Именно эта ситуация стала центральной проблемой, выход из которой до сих пор не найден. Рассмотрим суть обеих. Полное выполнение плана или следование ему может быть всегда отодвинуто вперёд, в отдаленное будущее, возможно, даже в бесконечность; и, тем не менее, его идеи и преследуемые им цели могут быть сформулированы и определены в уже современных терминах сейчас (вешки направления). Если жизнь реализует этот план, то она должна по мере движения вперед, выполняя план, демонстрировать всё большую гармонию своего развития в настоящем и даже в будущем. Это какой никакой контроль эволюционного движения. Тогда само это движение становится преследуемой и регулируемой целью. Такова сущность любого плана.

Если же единство жизни полностью заключено в эйфории созидания нового, (эмоциональной или интеллектуальной сущности), когда вся жизнь выталкивается на путь зависимый от времени и обстоятельств, где каждый раз приходится вновь адаптироваться к среде. Тогда гармония развития, существует уже не впереди, а позади пройденного пути и её уже можно лишь только оценивать и увидеть лишь свои ошибки. Но, если эволюция есть беспрерывно возобновляющееся творчество, то она постепенно и одновременно создает не только новые формы жизни, но должна сохранять и уже созданное, если оно необходимо. Созданное вновь и уже существующее должны как-то взаимодействовать. Одновременно необходимо развивать новые идеи, делая творческий задел, и тем самым готовить своё будущее, но при этом сохранять существующее, обеспечивающее жизнеспособность.

Это значит, что будущее выходит за пределы настоящего и не может обрисовываться в нем как единственная идея. Эти две концепции в построении мира цивилизации, по сути, являются часто конкурирующими между собой идеологиями, отражёнными в лозунге «план или рынок». Подход на основе многоуровневых систем, по-видимому, указывает на возможность достичь согласия между гибким долговременным планированием и эволюционной динамикой, построенной на творческих императивах. Возможно, в природе и существует способ познания нового по принципу «от простого процесса к сложному синтезу». Это путь, который привязывает источник знания к построению целого объекта путем собирания отдельных его частей (анализ). Но тогда не следует ожидать, что проблемы создания нового могут быть решены самостоятельно, на основе полученных таким способом знаний. Анализ по определению на это не способен, ибо его назначением является поиск ошибок на территории пройденного пути.

Мир, как и общество — изначально целостная, сложная система, подверженная непрерывному процессу эволюции. Значит, мир цивилизации обречён, на постоянное и непрерывное усложнение. Из признания целостности следует, что существует предопределенный порядок, который является проекцией и результатом органического развития изначальной целостности самого мира (природы), построенного из условия минимальных затрат. Принцип единого начала очень важный атрибут нашего существования, что имеет и все обоснования этому началу. Это одно из условий понимания развития. Научная картина мира включает в себя принцип единства, проявляющийся в существовании законов, справедливых для самых разнообразных уровней существования, от микромира до Метагалактики, от неживой природы до человека и общества. В классической науке такими законами были, например, закон сохранения энергии, второе начало термодинамики. Из целостности, системности и порядка следует, что и общество построено и существует как иерархия взаимодействующих элементов, обеспечивающих жизнь в своём развитии. Каждая крупная область физики, имеющая свою фундаментальную константу, развивается достаточно самостоятельно, но не без взаимодействия с другими областями. Согласованное взаимодействие обеспечивает единство физики в целом, так же как согласованное взаимодействие человеческих органов обеспечивает целостность всего организма. Набор физических констант, при которых достигается эта согласованность, оказывается далеко не случайным. Физики обнаружили, что малейшее отклонение от известных значений ведёт к разрушению существующего мира. Что же означает эта величайшая согласованность мировых постоянных, чрезвычайно тонкая их настройка, сделавшая возможным появление жизни и человека? Есть ли в этом какой-то вселенский смысл? Нобелевский лауреат Фелпс сформулировал так называемое «золотое правило накопления капитала». Его суть состоит в том, что каждое поколение должно сберегать для будущих поколений такую долю дохода, которую оно получило от предыдущих поколений. Иными словами, ставка процента должна быть равна темпу роста населения. В этом случае траектория экономического роста и будет оптимальной. Иногда «золотое правило» называют правилом «биологической ставки процента».

И ещё одна серьёзная проблема, нерешённость, которой сыграла, пожалуй, главную негативную роль в развитии всей жизни общества и во всех странах. Уточним, что имеется в виду. Вера и мысль всегда стоят у истоков основы всех жизненных проявлений в любой цивилизации, заботясь об устойчивости и стабильности, и одновременно осуществляя поиск лучших изменений, определяющих непрерывное движение в будущее. Так формируется опыт и знания, культура и счастье, наука и производство и многое другое, что составляет уже проверенные позитивные результаты и формируется на этой основе историческое прошлое нации, народа, страны. Завтра будет лучше, чем сегодня думает каждый из нас. Мощь этих духовных категорий общества каким-то образом должна была проявиться и отразиться в результатах деятельности, если они резонируют и коррелируются с ним. Лучшее должно появляться посредством интенсификации, за счет имманентной составляющей деятельности всего общества и каждого индивида. Так проявляется частное в общем, а общее в частном.

И так оно и было на начальном периоде эпохи Просвещения, когда ещё не существовало глобальных рынков, и конкуренция обеспечивала отбор на раннем этапе созидания нового. Такое положение можно увидеть в развитии вооружений противодействующих держав США и СССР. Фундаментальный и прикладной характер исследований естественного мира в обеих странах был достаточно высок, не-смотря на то, что прямая проверка результатов не происходила, так как была опасна для обеих милитаризованных стран.

В области знаний социальных отношений в обществе наша страна, деформированная «единственно верной партийной идеологией», устойчиво отставала, что пагубно сказалось во всех социальных преобразованиях в дальнейшем. Здесь, по-видимому, важно увидеть истоки зарождения наук об общественных отношениях, влияние которых в силу спонтанности и рефлексивности человека чрезвычайно огромно, но мало поддаётся прогнозу. Именно на этом этапе сложность цивилизации приобрела экспоненциональный характер и в дальнейшем только ускорялась.

Историю Новейшего времени логично начинать от первой научно-технической революции, с изобретения парового двигателя Джемсом Уаттом (историки чаще начинают ее с Великой Французской революции 1789 г. – события ещё более образного). Паровой двигатель впервые показал, что можно, затрачивая сравнительно небольшую работу людей, получать гораздо больший выигрыш в работе за счет использования машин. Но для машин нужно лишь только топливо, источник энергии, так что на том этапе произошло успешное сочетание творческого гения и необходимых ресурсов, которое, вкупе с островным положением, и сделало Англию «мастерской мира» и самой могущественной его державой. Уже тогда появилась возможность в будущем снизить рабочую загрузку человека, создав тем самым понятие досуга без ущемления уровня потребления. Это могло существенно сказаться на росте культурного и интеллектуального развития населения. Примечательно, что в это же время родилась и рыночная идеология с её мотивационной основой защиты частной собственности и меркантильными интересами её хозяина, отражённая в работах Адама Смита. В этой точке бифуркации траектория развития мира цивилизации изменила своё направление и вошла в противоречие с эволюцией природы, что в дальнейшем и породило кризисы.

Добровольный уход СССР с конкурентной техногенной площадки развития изменил ситуацию. Конкуренция как механизм поиска лучшего и критерия истинности потерял своё назначение, перекочевав на оценку конечного результата деятельности производства, посредством суждений дилетанта покупателя о его качестве и пользе. Тотальная рыночная идеология, которая базировалась на этой парадигме, исторически была обоснована недостаточно. Это сразу изменило картину развития. Покупателя всегда можно обмануть, мани-пулируя множеством разнообразных средств, доступных для этого случая. Так мотивация вытеснила науку и почти весь научно-технический прогресс, что особенно ярко проявилось за последнее время в нашей стране. Знания и творчество всё менее и менее стали необходимы. Человек, а, следовательно, и общество всё больше и больше, деградируя, спускаются по нисходящей спирали. Вполне возможно это путь в тупик. Соотношение человека, государства и рынка — очень сложный теоретический вопрос, охватывающий множество наук общественного характера. Практика и опыт не дадут здесь однозначных подсказок. Необходимы теоретические решения. Но если убедительные аргументы все-таки найдены, сообщество признало результат, и теория стала фундаментом для дальнейших открытий, тогда ее уже нельзя «отменить», «опровергнуть», «закрыть». Как не получится геометрией Гаусса-Лобачевского отменить геометрию Эвклида. И теорией относительности Эйнштейна не удастся поставить крест на механике Ньютона. Первое без второго не существует. Только теория может дать ответ на поставленные практикой вызовы. Но тогда следует от-ветить, как построена эта иерархия социума? Какие элементы в неё входят? Как формируется порядок в этом целостном организ-ме? Вот те, пусть и не полные, но основные задачи, которые поставил автор в этой работе. А уж как они решены автором, об этом судить читателю.

Оставить комментарий

Вы должны Войти чтобы оставить комментарий.