Трактат о хаосе рынка.

Продолжение: рынок и общество.Автор: В. Грузиненко, научный руководитель лаборатории ЛИСиОТР.

 

Необходимо понимать, что любой устойчивый и реально существующий в действительности рынок является единым и целым. С другой стороны, рынок следует считать чрезвычайно сложной системой, обладающей своей внутренней самоорганизацией, проявляющейся во всех сферах его деятельности под влиянием мотивационной компоненты, не обладающей устойчивостью проявления. Сложность рынка создаётся наличием внутренних факторов, которые своими действиями формируют уже внутренний хаос, формируемый мотивациями каждого индивидуального агента, а проявление его мотиваций во внешней среде отражается трудностью управления или регулирования, что часто и называют сложностью. Это очевидно при разрешении противоречий в понятиях «могу» и «хочу».Источников внутреннего хаоса, назовём их генераторами, на рынке существует достаточно много и все они имеют широкую природу своего образования. Кроме внутренних генераторов формирующих хаос, на рынок оказывают большое влияние внешние параметры, так называемые параметры порядка, которые в той или иной мере инициируют вступление в резонанс внутренних постоянно действующих генераторов хаоса. Это по существу и есть просвещённое сознание, сформулированное научными знаниями и подтверждённые опытом практики.

Одновременно на этот же хаос направлено и другое сознание, имеющее криминальный характер и создающее свои регулирующие параметры порядка. Под воздействием этих разнонаправленных векторов и параметров порядка (регулирования) происходит в результате стратификация экономических агентов рынка, преследующих уже свои внутренние для выделившейся страты, цели. В частности, таким образом, формируются и картельные сообщества, доминирующие на рынке и не всегда действующие в рамках закона. Именно резонанс всех этих влияний и отражает эффективность функционирования рынка как единого и целого, преследующего с абсолютным безразличием и праведные, и негативные цели.

На схеме рис.2 отражены эти рассуждения. Но резонансные колебания могут формировать и разрушительные свойства результатов деятельности. И мы часто это наблюдаем, не имея возможности вмешательства. Ситуация на рынке может уподобиться известному в технике явлению неуправляемого «флаттера».

Вертикальная ось Y отражает величину эффективности деятельности рынка, а ось Х определяет диапазон (уровень) хаоса.
Если рассматривать эту схему, то следует отразить, что кривые t1 ,t2 ,t3, имеют разный диапазон охвата хаоса и, соответственно разную возможную эффективность для его регулирования. Хаос здесь играет роль подобную трению в обыденной жизни или энтропии в научном отображении, что обычно легко воспринимается в термодинамике. Одновременно хаос можно воспринимать и как начальную рыночную идеологию. Тогда, как пример, кривая t3 будет отображать идеологию свободного рынка и охватит своим влиянием более широкий диапазон возможных ситуаций на рынке. Однако затраты обеспечивающие действия параметров порядка могут стать настолько большими, что их конечный результат будет ничтожным. Если допустить, что кривая t1 отражает нормативную идеологию существования рынка, то можно предположить, что своим влиянием ей не удастся охватить весь возможный диапазон реальных жизненных ситуаций, обладающих высоким общественным эффектом. Поэтому, с высоким уровнем достоверности, можно утверждать, что существует такая рыночная идеология и такие параметры формирования порядка, которые позволяют обеспечить максимальную эффективность управления рынком в целом при сочетании нормативной и открытой формы его регулирования.Конечно, это длинное предложение пока ещё не теорема, это всего лишь гипотеза, но многие результаты полученные наукой и практикой эмпирических решений в области экономики позволяют надеяться на её появление.

Немаловажным в этом случае будет понятие эффективность управления рынком. Попытаемся его раскрыть. Отнеся понятие рынка к сложным и многомерным системам, зависящим от широкого диапазона параметров и содержащим в себе количественные и качественные характеристики, трудно предполагать, что существует какое либо количественное измерение, отражающее с максимальной полнотой результат его деятельности. Для таких, сверхсложных систем, каковыми является в естественном мире сама природа, а в мире цивилизации такой системой будет рынок нужен, очевидно, другой оценочный показатель. Тогда более уместным будет выбор некоторого обобщённого свойства, характеризующего с достаточной полнотой состояние всей системы в целом, исходя именно из её целостности. Само собой на эту позицию напрашивается общепринятое понятие гармонии, комплексно охватывающее всё множество свойств системы рынка, в том числе и свойств, имеющих эстетический и нравственный, а не только денежно-финансовый характер, как принято сейчас.

Немного поговорим о месте расположения гармонии рынка в системе координат эффективность и свобода,

На схеме рис.3 представлена кривая F в системе координат, Y- эф-фективность (вертикаль) и уровень свободы R (горизонталь). Максималь-ную деформацию рынок будет испытывать в точках А. и В. соответствую-щих мин. и мах его свободы. Это кривая нормального распределения вероятности деятельностных событий на рынке. Её аналогия модели массового обслуживания правомочна, этот класс моделей хорошо описывает проявление свободных случайных и целенаправленных событий.Как видно из предложенной на рис.3 схемы в крайних точках А и В рынок испытывает жесточайшие деформации, следствием чего снижается его эффективность из-за недостатка продукции с одной стороны, и их избытка и невозможности реализации с другой. Точка S определяет максимальную эффективность рынка, что одновременно теоретически соответствует или должно соответствовать его обобщённому показателю, гармонии, если кривая F имеет нормальное распределение, чему должно соответствовать равенство площадей Qt=Qd. Тогда целенаправленность рынка будет количественно увязываться с дисперсией распределения, а дисгармонию можно определять через отклонения от нормальности вероятностной кривой F. Можно предположить, что гармоничной кривая F была при существовании перворынка, ещё на начальном этапе его образования.

Принятие в качестве цели развития понятие гармонии не только необычно и требует аргументов, но к тому, же ломает укоренившиеся привычки измерения событий по их материальному их отображению. Максимальная эффективность любого процесса, а для процесса экономики это особенно важно, всегда должна находиться в окрестности гармонии, в противном случае система может разрушиться из-за перенапряжения и тем самым создаст условия возникновения дисгармонии, со всеми вытекающими из этого последствиями. Стремление к созданию гармоничного существования объекта следует отнести к стратегическому регулированию, а эффективность отражает только лишь тактические результаты.

Создание гармонии в деятельности любого процесса по существу является в большей степени целью, обладающей высоким уровнем устойчивости. Любой процесс или объект при единстве и целостности развития обладает внутренней способностью самоорганизации, которая всегда направлена на создание гармонии существования.

Рассмотрим некоторые примеры. И в истории и математике известен способ прокладывания аллей и тропинок в парке, когда асфальтирование проводят по следам пешеходов. Проверка оптимальности маршрутов доказана математиками. Это и есть частная гармония в отдельно взятом сквере. И таких примеров довольно много. По своему восприятию человеком гармония имеет две грани, на одной отражаются духовно-нравственные ценности, стремящиеся к красоте, а на другой материальные силы, движущиеся к истине. Вне всякого сомнения, материальная и духовная энергия чем-то или как-то связаны между собой и в реальной жизни продолжают друг друга. Не зря Монтескье утверждал, что «блага» государства большей мере зависят от воли просвещённого властителя и умного законодателя, обладающего знаниями.

В самой основе бытия каким-то образом должна существовать и действовать в мире единая энергия, направленная в своём единстве к истине и красоте, а отражением этого синтеза и является гармония. Для природы гармония это основное и естественное состояние, отражающееся во множестве признаков воспринимаемых человеком на эмоциональном уровне. Но ещё больше закономерностей, имеющих фундаментальный, основополагающий характер создавали гармонию в развитии природы. И, что характерно, природа никогда «не возникала» против законополагающих ограничений, более того даже механизмы естественного отбора, как основы эволюции природы, имеют более высокие этические нормы, чем мир цивилизации в его конкурентной борьбе на рынке.

Трудно понять, чем вызвана такая ожесточённая и беспощадная борьба в защиту никем не понятого и ни кем не осмысленного императива «свободы». Наверно можно отыскать истоки появления самой идеи либерального рынка, если вернуться в эпоху XVIII века, когда наука, напуганная религиозной инквизицией, мечтала о научных подвигах в широком пространстве направлений научных исследований. В это ситуации понятно гипертрофированное преувеличение влияния свободы на всё пространство общественной жизни всего населения и во всех странах. Признав, свободу в качестве основного фактора влияющего на ускорение эволюционных процессов развития, общество одновременно открыло и «ящик Пандоры», выпустив тем самым и множество не решённых проблем. Многие из них не решены и до сих пор, к некоторым наука даже и не приступала.

По-видимому, настало время обнародовать эту проблему, и автор, набравшись наглости, решил это сделать в настоящей работе. Считая, что рынок является центром всех общественных взаимоотношений в стране и в обществе, представляет собой сверхсложную единую и целостную систему, состояние которой, по аналогии с естественным состоянием природы, должно соответствовать всем признакам гармонии. Гармонией можно назвать не только само состояние системы, но и её эволюционное целенаправленное движение, т.е. развитие с сохранением состояния гармонии. Написав эти строки, автор пережил невообразимое смущение от того, что предположил возможность оценки состояния, как самого рынка, так и внутренних взаимоотношений в нём. А не утопия ли это? Создать гармонию на рынке, это даже в самом смелом и розовом сне не приснится. Представить это чрезвычайно сложно и, тем не менее, сделаем прикидочный анализ результатам изменений, которые произошли на рынках США в период «Великой депрессии». Рынок, главная формула которого «товар — деньги — товар», перестает функционировать, если из-за нищеты «большая часть населения не может покупать». Так определил суть сложившейся ситуации, Франклин Делано Рузвельт. Более кратко и более верно сущность кризиса еще никому не удалось сформулировать. Президент в течение достаточно короткого времени смог вдохнуть в загнивший и умирающий строй новую жизнь, превратил его в динамично развивающийся государственно-монополистический капитализм.

По многим полученным результатам, реформы в США этого периода, условиях глубокой разбалансировки рынка были призваны к целевой его гармонизации, хотя как критерий этот термин в то время не употреблялся. Очевидна вполне определённая ориентация управленческих решений на выравнивание диспропорций сложившихся на рынке. Эти преобразования, несмотря на их огромное значение не только для США, но и в целом для всего мира, были построены и выстраданы на опыте и интуиции участников «мозгового штаба» президента.

По существу это был удачным вариантом использования метода «проб и ошибок», широко распространённого в эволюционном развитии не только для общества, но и для биосреды. Но, так или иначе, это была Великая адаптация в случайно сложившейся ситуации, которая, к сожалению всё ещё не осмыслена наукой вообще, а экономикой в частности. Никто не знает, как устроить успешную экономику на других основах. Господствует рынок, и только рынок. В этом не сомневается никто. Свободный рынок, детище Адама Смита, и только он один, формирует теперь понятие о человеческой личности: чтобы повысить уровень жизни он использует, по мнению некоторых, низменные мотивы человека, такие как жадность и корысть.

Но какова цена этих преимуществ и чем общество будет их оплачивать, не станет ли это не подъёмной расплатой с «дьяволом». Тем не менее, пока ещё никакая другая система с ним не сравнится, когда надо приспособиться к чьим-нибудь желаниям и вкусам, сколь угодно тривиальным с точки зрения других. В девятнадцатом и двадцатом веке у него были конкуренты, и все они ушли в небытие: фашизм, социализм и коммунизм. Никого не осталось из возможных научно обоснованных конкурентов. Так неужели общество должно насильно породниться и взять в свою семью корыстного наглого обманщика, каковым и является в своей основе свободный рынок.

Согласится ли естественный мир природы вынужденно терпеть и сосуществовать с цивилизацией, основной фаворит которой ведёт себя, как слон в посудной лавке на всей территории, в том числе и в её среде. Именно эта проблема стоит на повестке дня в наступившем XXI веке. И решать её в любом случае обществу придётся, «отвертеться» не удастся, если оно хочет выжить. Так что же делать в такой ситуации? Попробуем рассмотреть возможные пути или даже только лишь направления, если говорить осторожно, для поиска ответа на этот вопрос.

Оставить комментарий

Вы должны Войти чтобы оставить комментарий.