Таков был третий путь.

Продолжение работы.Автор: В. Грузиненко, научный руководитель лаборатории ЛИСиОТР.

 

Что такое «Великая депрессия», в которую погрузились США и другие индустриальные страны мира в 1929 году. Ведь не было никаких ви-димых причин для этих бедствий. Не было неурожая, засухи или ураганов, не было вторжения туземных завоевателей. Фабрики, фермы, транспорт, энергетические центры по-прежнему готовы производить так же много продукции, как и раньше, а население по-прежнему нуждается в средствах потребления. Рынок полон товаров, а покупать их некому. Страна погрузилась в жесточайший кризис, и выход из которого президент страны Рузвельт должен был найти в самое короткое время. Таким способом в условиях жесточайшего цейтнота происходил поиск третьего пути.Рузвельту ближе всего была умеренная разновидность реформаторских идей, которые к 1912 году выкристаллизовалась в политической философии предыдущих президентов страны Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона. Воплотив в себе идеи государственного регулирования экономики и модернизации правовых институтов, целью преобразований стало упорядочение, под эгидой государства, социальных отношений, оказавшихся в результате неконтролируемого и грубого хозяйничанья капитала на гране опасного кризиса.

Уловив решимость миллионов людей добиваться перемен, Рузвельт делает шаг навстречу их чаяниям, провозглашая знаменем национальной политики курс на реформы, но реформы постепенные, верхушечные, устраняющие только самые вопиющие проявления социального неравенства и сохраняющие вне прикосновенности устои и традиции общества и страны. Было много вариантов решения. В США вполне всерьез обсуждались даже два из основных возможных вариантов преодоления кризиса: либо социализм, как в Советской России, либо фашизм, как в Италии или Германии.

Рузвельт считал оба эти варианта не соответствующими традициям и национальным особенностям Соединенных Штатов и предложил свой, третий путь «новый американизм», ставший известным в истории под названием «нового курса Рузвельта». Эта программа предполагала не только обеспечить выход из создавшейся ситуации, компенсировав все потери экономического характера, но и создать условия устойчивого эволюционного развития в будущем. Уже первоначальный анализ показал, что все экономические потрясения во многих странах мира это последствие существовавшей в большинстве этих стран мира смитовской модели «свободного рынка». Рынок, главная формула которого «товар — деньги — товар», перестает функционировать, если из-за нищеты большая часть населения не может покупать товар.

Так определил основу сложившейся в стране ситуации, Франклин Делано Рузвельт. Основой его программы стал переход от свободного рынка к регулируемому рынку с помощью государства, главной задачей которого Рузвельт считал максимально обеспечить сбалансированность спроса и предложения. Без вмешательства государства и наличия у него структур, регулирующих распределение дохода у субъектов рынка, избежать кризиса даже в теории невозможно. Поэтому Рузвельт поставил свой отечественный капитал перед выбором: либо поделиться доходами с бедными, либо быть уничтоженным, как в России.

Используя основные теоретические наработки и достижения социально-экономических систем, как социализма, так и фашизма, взяв у них самое лучшее и эффективное, Рузвельт смог вдохнуть в загнивший и умирающий строй новую жизнь, превратил его в динамично и активно развивающийся государственно-монополистический капитализм. Современники говорили, что «он сделал больше, чем Христос…»

Какие шаги предпринял президент Рузвельт, когда поняв все проблемы функционирования финансовой системы и определив причины её сбоев, были выбраны меры по её лечению. Отменено свободное хождение золота. Запрещен вывоз денежных ресурсов из страны. Введены жестокие санкции за финансовые нарушения. По отзывам современников, большой эффект дала публикация в газетах списков лиц, которые хранили деньги за рубежом. Решительный закон успокоил страну, восстановил доверие к банкам, деятельность которых теперь гарантировалась государством. Новое законодательство превратило разрозненные конкурирующие коммерческие банки в единую банковскую кредитно-финансовую систему страны, выполняющую свою основную функцию: аккумулирование денежных ресурсов и четкое финансирование всех отраслей экономики. Новый курс Ф.Д. Рузвельта включал в себя три основные программы, «100 дней» (программа стабилизации), «150 дней» (программа восстановления) и программа перспективного развития страны на 1936-1945 годы.

Первостепенной по важности была задача оздоровления сельского хозяйства, которое находилось в катастрофическом состоянии, особенно, что касалось фермеров. Для переработчиков сельхозпродукции был установлен дополнительный налог, который в дальнейшем целиком и полностью на-правлялся на выплату компенсаций фермерам. Позднее было введено жесткое государственное планирование объемов сельскохозяйственного производства, предусматривающее введение квот на планируемые объёмы для фермеров. В результате принятых мер положение в сельском хозяйстве стало улучшаться. К 1936 году за счет квотирования производства соотношение цен на сельскохозяйственные и промышленные товары достигло 90% против 55% в 1932 г. Тем самым была обеспечена финансовая самодостаточность фермеров. В выгодном положении оказались средние и особенно крупные сельхозпредприятия, монопольные объединения, имеющие меньшие издержки. За счет льготных кредитов и займов правительства они укрупнили и модернизировали производство, приобрели новую технику. В то же время 600 тысяч мелких фермеров, каждое десятое хозяйство, разорились.

16 июня 1933 года Конгресс США по предложению президента Рузвельта принял закон о восстановлении национальной промышленности. Этот закон отменял принцип свободной конкуренции и вводил понятие «кодекса честной конкуренции», основанного на экономических показателях участников в их конкурентной схватке. Кроме того он регламентировал труд, введя понятия минимальная почасовая оплата и максимальная рабочая неделя. Деятельностью профсоюзов предусматривался коллективный договор, запрещался детский труд и др. В целях оживления промышленности, предусматривал госзаказ на 3,3 млрд. долларов с перечнем работ, от постройки военных кораблей до расчистки трущоб и ремонта дорог. Особое значение для стабилизации рынка, его оживления имел раздел о регламентации труда, который установил минимальную почасовую оплату труда: 25 центов с последующим увеличением до 40 центов, максимальную продолжительность рабочей недели: 44 часа с последующим сокращением до 40 часов. Этот закон действует и сейчас и по-прежнему является основой сбалансированности спроса и предложения, главным фактором устойчивого функционирования рынка.

Программа «100 дней» по выводу США из Великой депрессии, «чрезвычайные меры чрезвычайного периода», как подчеркивал часто Рузвельт, это меры государственного регулирования рынка, которые и дали эти позитивные результаты. Разрушение промышленного и сельскохозяйственного потенциала страны было прекращено.

Прошло более полувека. Настало время оценить, с учётом тех новых знаний, которые принёс XX век, какова же реальная эффективность экономических моделей, функционировавших в XX веке. Целесообразно рассматривать две конкурирующие в ещё недавнем прошлом модели, в том числе плановой экономики социализма, реализованной в СССР и модель государственно-монополистического капитализма, созданного после Великой депрессии принятого во всех индустриально развитых странах мира. Сделать такое сравнение, конечно, необходимо и достаточно важно. Однако методологический подход, связанный с невозможностью сопоставлений множества условий и факторов, вызывает серьёзные даже непреодолимые трудности. Поэтому для данной работы основным был поиск адекватных сравнений влияния внешнего (государственного) регулирования рынка на эффективность развития экономики в целом.

Достаточно трудно выявить чистое влияние самой «свободы» рынка в интенсификации его реальной деятельности, особенно если учесть невозможность численного измерения уже существующих интересов и тем более возникающих. Гипотеза о необходимости частичного регулирования рынка не требует, каких либо убедительных аргументов, это определила сама практика жизни. Совсем другое дело определить необходимый уровень такого регулирования.

Сегодня в мире имеется множество рыночных площадок, на каждой из них уровни регулирования имеют свои существенные отличия, и какое либо сопоставление собранных данных по ним сделать практически нельзя, из-за несопоставимости большого числа влияющих факторов. В тоже время дискуссионный вопрос о необходимости регулирования сразу вызывает агрессию у любого оппонента, особенно это характерно для российских чиновников практически всех уровней.

Реальность же такова, что «свободной рыночной экономики», под которой российские реформаторы понимают сочетание совершенной конкуренции, свободы торговли и отсутствия государственного регулирования, в развитых странах просто не существует. Существует сегодня рыночная экономика в чистом виде разве что только среди дикарей на островах Новой Гвинеи. Если добросовестно рассмотреть экономику любой развитой страны, все равно европейского или азиатского культурного круга, мы никогда не найдем там «свободного рынка», а найдем существенную многоукладность. И свободный рыночный, но только всего лишь сектор играет там достаточно скромную, хотя и необходимую роль первопроходца.

В мире существует, по-видимому, только одна рыночная площадка России, где существовали на одной территории обе крайние схемы: абсолютного и полного регулирования и также абсолютно свободного рынка существующего вообще без всяких ограничений. Попытки сделать, какой либо анализ этих рынков пока не увенчались успехом, не удалось получить необходимые сопоставимые множества статистических данных. Но теоретически такая взаимосвязь существует, но отыскать её не просто, если к поиску решения подходить с позиций субъектно-объектной методологии

 

Беседы
Беседа

 

Дискуссия

 

07.12.10 21:42:19    Стародубов Вячеслав Константинов     Североуральск

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ ОБЩЕСТВО С решения вопроса о собственности на природные ресурсы, в том числе — землю (и территорию). От решения именно этого вопроса зависят все остальные параметры общества. На сегодняшний день мы знаем два варианта решения этого вопроса: первый вариант: — природные ресурсы являются исключительной собственностью государства; второй вариант: — природные ресурсы являются частной собственностью. Если все является исключительной собственностью государства, то у граждан получается — ничего, они становятся никем и ничего не решают в своей жизни. Если у всех но «нулю», то, может быть, это тоже «равенство», но как жить «без ничего»? Во втором варианте природные ресурсы обязательно сосредоточатся в немногих руках. Подавляющая часть населения опять останется ни с чем и никем, и опять ничего не решает в своей жизни. К тому же эти немногие обязательно возьмут власть. То есть разницы между этими вариантами фактически, практически нет никакой. В обоих вариантах у людей будет ничего и будет только

Оставить комментарий

Вы должны Войти чтобы оставить комментарий.