О каком критерии может идти речь.

Продолжение: рынок и общество. Автор: В. Грузиненко, научный руководитель лаборатории ЛИСиОТР.

 

Для этого необходимо определиться с выбором методологического подхода поиска ответа. Вполне очевидным будет решение о невозможности использования при анализе рынка соответствующих отношений принципов декомпозиции, то есть общепринятого разделения на части объект для его изучения. Не проходит дихотомия даже при выделении субъекта, под которым всегда подразумевается наблюдатель-человек.Рынок, как уже неоднократно отмечалось, необходимо рассматривать только как единый и цельный объект, какие либо разделения или выделения которого обязательно приведут к потере достоверности результатов. Кроме того либеральный рынок по своим свойствам следует отнести к классу больших и сложных стахостических систем, требующих специфичных методов для своего исследования. Вспомним, что рассматривая очень большие и очень сложные системы, Лейбниц и пришел к мысли о существовании «предустановленной гармонии», как результат движения системы в динамике своего эволюционного развития.Поняв и осознав целостность мира, через целостность и завершенность его индивидуальных сущностей, монад, этой «вечной части нашей нравственной природы» движущихся целенаправленно к оптимуму всей системы. Каждая монада по своему, сообразуясь с обстоятельствами, реализует заложенную в ней свою собственную программу. Автора так и тянет на греховную мысль, что понимая и принимая естественный мир целым и неделимым, учёный ещё тогда, в средние века, предсказал наличие глобального критерия и даже показал механизм его достижения.

А что, если примерить эту мысль Лейбница к нашим исследовательским рассуждениям о свободном рынке, это будет выглядеть не слишком кощунственно? Попробуем развить эту мысль. Исходя из всеобщности и единства мира, включая и цивилизацию, можно утверждать, что все эволюционные процессы, в конечном счёте, движутся каждый к своему оптимуму, а это и есть гармония, которая по существу встраивается в мир, ничего не нарушая. Если это утверждение принимается, то вполне обоснованным становится и понимание движущих сил и их носителей, оптимизирующих эволюционное развитие всей системы в целом.

Таковыми носителями для рынка становятся экономические агенты, а это означает, что именно их решения и формируют движение в направлении к гармонии. По существу, это так и есть. И ничего в этом нового нет. А новое только одно, что тогда они должны стать носителями этических и нравственных норм направленных на достижение гармонии рынка. Это одно из важнейших условий, которому должны удовлетворять, если не все, то хотя бы критическое большинство участников рынка. Но численная их величина огромна, будет утопией воспитать в их среде, даже небольшое количество людей с этическими нормами такого рыночного поведения.

Так что это тупик или есть пути выхода из него? Ответ на этот вопрос должен был бы прозвучать в результатах теоретических исследованиях в области экономики, как науки призванной для его решения. Но, к сожалению и это честно признаётся наукой, у неё на этот вопрос нет ответа. Хотя, нужно отдать должное теоретические исследования и практические наблюдения впечатляют своей статистической адекватностью наблюдений, но исследований рынков как единую и целостную систему экономика даже не проводила и не приступала к таким работам. И этому есть причина, связанная с методологическим подходом в исследованиях и не только в экономике.

В качестве примечания следует отметить некоторые особенности. Европейский тип цивилизации предопределен дуальной моделью мира и соответствующей ему логикой, сформулированной еще Аристотелем, которая вплоть до конца ХХ века идентифицировалась с логикой вообще. Сутью этой логики стало разделение мира на объект для изучения и на изучающего субъекта (наблюдателя) Но есть, видимо, и другая причина такой дихотомии, которую можно назвать повышенным ожиданием результатов научных исследований, которые она вполне и даже часто оправдывала. Раздвоение мира на этом этапе, очевидно, было необходимо, без такого раздвоения сущего не появилась бы и наука, которая имеет дело с объектами, не развилась бы динамичная по духу цивилизация, предоставившая в распоряжение людей совершенную технику. Правда, всё это служит скорее лишь физическому человеку, что тоже немаловажно, хотя это всего лишь только условия его самостановления.

Практически все гуманитарные науки в Европе принимали за основу именно Аристотелевскую логику дуализма, для которого характерно утверждение о противоположности исходных начал, об их взаимной никогда не прекращающейся борьбе, направленной на уничтожение одного начала другим. Вполне возможно, что именно с этим связано представление человека как всемогущего повелителя, в том числе и над природой. Не отсюда ли появился нигилизм на русской земле, хорошо укоренившийся и закрепившийся в стране. Посмотрим, как это произошло. Прежде всего, субъективно, для самих себя, человек неизбежно рассматривает себя как центр перспективы. В силу, наивности, по-видимому, неизбежной в первый период, наука так же вначале воображала, что она может абстрактно наблюдать явления в себе такими же, какими они протекают независимо от нас. Инстинктивно физики и натуралисты вначале действовали так, как будто их взгляд сверху падает на мир, а их сознание проникает в него, не подвергаясь его воздействию и не изменяя его. Теперь они начинают сознавать, что даже самые объективные их наблюдения целиком пропитаны принятыми исходными предпосылками, а также формами или навыками мышления, выработанными в ходе исторического развития научного исследования. Дойдя до крайней точки в своих анализах, они уже толком не знают, составляет ли постигаемая ими структура сущностью изучаемой материи или же это только отражение их собственной мысли, которую так приятно принять за научное предвидение. Уверовав в своей гениальности, человек перенёс эту веру в другие сферы бытия, убеждая себя и окружающий мир в своём всемогуществе. Это великое заблуждение, не позволяющее сегодня решать множество необходимых задач.

Изложенные выше рассуждения, в конечном счёте, убеждают, что ожидать существенной помощи от науки в решении вопроса построения гармоничного рынка, как единого и целого не приходится. Эти исследования ещё предстоит провести, а они ещё даже и не начаты.

Тем не менее, в науке накопилось достаточно много прикладных работ, которые описывают отдельные стороны либерального рынка и ситуации кризисных явлений в сочетании с мерами выхода из него. Их использование абсолютно необходимо при рассмотрении сложившихся на практике кризисных ситуаций в экономике. Практически весь XIX век Европа была подвержена кризисным явлениям, которые в основном носили локальный характер на государственном уровне. Как правило, причины их с течением времени стали хорошо известны. Это было связано с нарушением общих пропорций развития.

В течение некоторого времени наука ответила на вызов общества, дав решения о существовании экономического равновесия и представив его в математической форме. И хотя уравнение экономического равновесия на практике никогда и нигде не использовалось, тем не менее, оно участвовало в формировании общественного мировоззрения, что сразу сказалось на продолжительности и глубине кризисов. Это следует отметить, что экономические агенты рынка, изменив своё мировоззрение, сумели повлиять на свойства кризисных явлений. Ободрённые успехом власти Англии приняли целый ряд законодательных актов, чтобы закрепить этот успех.

В XIX веке в Европе кризисам подвергались в основном только развитые страны, где существовал либеральный рынок, в других же европейских странах кризисов почти не было. Начало XX века дало сильнейший толчок в развитии и расширении рынков, которые охватили своим влиянием уже и другие страны и даже континенты. Это в конечном итоге привело к разрегулированию. Усугубило положение расширение диапазона специализированных рынков тесно связанных между собой товарными и финансовыми обязательствами, а также ценными бумагами, акциями, векселями и т.д.

Ещё не окрепший и поэтому не устойчивый международный рынок дал сбой. Волна кризисов, чередуясь между собой, охватила почти всю Европу и перекинулась за океан, захватив Америку. История этих кризисов известна и достаточно подробно откоментирована в научной литературе. В течение всего XX века в разных странах и в разное время эти кризисы повторялись, причём сценарии их возникновений и завершений удивительно похожи, но имеют отличия в причинно-следственных связях. Кризисы на Востоке так же возникают, но уровень охвата и глубина кризисных явлений гораздо ниже, что, по-видимому, можно объяснить не только и даже не столько величиной рынка, а в большей степени его гармонией обеспечивающей ему более высокую устойчивость.

Для большинства кризисных случаев рынок выходит победителем и сохраняет свой статус, в то время когда правящая элита иногда вынуждена освободить тёплое место при власти без права работы над ошибками. Страны западного мира, боясь нарушить покой «священной коровы», либерального рынка, при появлении кризисных ситуаций предпочитают осуществлять только ремонт косметического характера, оставляя тем самым рынок в состоянии дисгармонии. Достигнув приемлемых результатов, внешне отражающих состояние рынка, ремонт заканчивается, а причины просто не исследуются. Тем самым оставшаяся дисгармония на рынке замораживается до следующих потрясений.

Особняком представляется кризис в России, кульминацией которого стал дефолт 1998 года. По существу начало этого финансового кризиса произошло одновременно с двумя другими постигшие страну в период начала 90-х годов. Тогда последовательно один, за другим, прошли кризисы: социально-политический, отразившейся в распаде административной структуры СССР в сочетании с разрушением международного экономического союза стран Варшавского договора; нравственно-этический, породивший глубокие изменения преследуемых целей существования самого общества. Этот кризис охватил не только финансовые отношения вовлечённых в него стран, что обычно бывает в таких случаях, но и разрушил производственные и технические отношения действующих предприятий, существовавших ранее в определённом и устойчивом единстве. Последствия этого кризиса, хотя автор не считает его закончившимся, были ужасны, что экономически и технически отбросило страну на 40-50 лет назад.

Этому ещё будет уделено внимание, сейчас же интересен другой вопрос, что же такое представлял собой рынок, так легко рухнувший под воздействием политической воли властной элиты. Основным отличием рынка при существовавшем тогда СССР, является то обстоятельство, что в качестве экономических агентов выступали страны, интересы отдельных ведомств и мировоззрение которых известны заранее. Хаос интересов агентов рынка со стороны СССР полностью отсутствовал или был достоверно известен. Это в какой-то мере обеспечивало открытость рынка и прогнозируемость результатов, что в свою очередь содействовало его стабилизации. Таким образом, осуществлялось административное регулирование внутреннего рынка исходя из принципа «по необходимости» и тем самым происходила адаптация внешнего рынка к потребностям устойчивого общества, не нарушая достигнутой гармонии.

Кризисные ситуации, проявляющиеся на международных, рынках практически не приносили каких либо потерь ни СССР, ни странам, входящим в СЭВ. В период существования СССР экономических кризисов в стране не было, так же, как и не было инфляции, в то же время, следует подчеркнуть, накопления у населения были существенно выше сегодняшних. Государственное регулирование не создавало соблазна, как теперь говорят, стерилизовать заработанные трудом денежные накопления населения. Если характеризовать внутренний рынок СССР в целом как единую систему, отражающую всё множество взаимоотношений в стране, то можно зафиксировать достаточно высокий уровень его гармонии. Но существование этой гармонии рынка возможно только в закрытом пространстве территории проживания населении, обеспеченного устойчивыми взаимоотношениями с властью и стабильным идеологическим климатом в стране.

Это сочетание закрытости и создаёт так называемые «эндемики» давно известные в эволюции природы. Установившаяся гармония закрытого рынка хрупка и неустойчива, разрушение её происходит достаточно быстро при каком либо объединении с внешней средой. Примеров тому достаточно много, что позволяет построить полную их историческую и экономическую судьбу. Результаты такого объединения могут быть катастрофичны и чаще всего не предсказуемы. Если считать, что целью существования рынка является удовлетворение потребности общества, а это действительно единственная его сущность, то гармония, в силу этого, должна отражать уровень адаптации рынка к этим потребностям.

Следовательно, появляется возможность измерения, если не самой гармонии, её измерить нельзя по определению, то хотя бы расхождения между потребностями общества и его потреблением. Расхождение, в свою очередь, определяет величину складывающейся дисгармонии в обществе, а она, в конечном счёте, обеспечивает и социальную дисциплину. Динамика изменения этой величины (дисгармонии) будет свидетельствовать о состоянии и самой гармонии, а если производить, такие расчёты дифференцировано, то становится возможным осуществлять и прогноз. Для начала, производя оценку потребления необходимых товаров, можно определять программы их производства и решать задачи развития. В мире такой путь измерений состояния экономики и её развития известен и теоретически обоснован, имеется и опыт применения.
Предвижу, что читатель очень хочет задать трудный вопрос.
Вопрос первый: Так всё-таки, что такое гармония критерий, цель развития, средство или что-то иное?
Ответ: В студенческие годы часто приходилось слышать грузинские анекдоты в различных вариантах, но всегда с одним лозунгом по его окончанию «Давайте выпьем, чтобы наши возможности совпадали с нашими желаниями». Поэтому, если говорить серьёзно, гармония это цель и ответственность рынка, а условия эффективности его работы, это уже обязанность общества. Отсюда гармония это единство потребности в сочетании с возможностью. Вполне очевидно, что рынок должен быть встроен в структуру общества для выполнения своих обязанностей.
Вопрос второй: Как связать в единое целое такие параметры нашей жизни, как гармонию, цены на товары, инфляцию, объём денег в стране, собственность и прочие другие категории и характеристики нашей не очень весёлой жизни?
Ответ: В настоящей работе пока рассмотрен только лишь архетип рынка, то есть перворынок и это уже определяет возможность полноты ответа. Существующий сегодня рынок значительно отличается от своего архетипа, поэтому более полный ответ ещё ожидается впереди.

А пока можно сказать следующее: Первый вариант возможных событий при условии, когда в стране много денег, а в обществе существует гармония потребности и возможности полного удовлетворения, то излишки денежных средств будут перенаправлены обществом в накопления, вследствие чего снизятся банковские ставки кредита. Тогда производство, обеспеченное оборотными финансами будет стремиться стабилизировать свои объёмы производства продукции, и расширять её ассортимент. Инфляционные ожидания практически отсутствуют.

Второй сценарий развития событий, если в стране денег мало и вдобавок существует дисгармония между потребностями и возможностями их удовлетворения, то есть на лицо существует недопотребление. Это задача научно- технического прогресса с ориентацией на повышение производительности труда и снижение издержек. Рост объёмов и снижение цен, в этом случае продвигают общество в пространство существования гармонии. Такой сценарий в нашей стране существовал в период восстановления её после войны.

Третий вариант, который больше всего, по-видимому, и интересует моего читателя. К этому варианту следует отнести ситуацию, когда площадка рынка (страна) обладает свободными денежными средствами, притом что само общество недопотребляет, то есть существует дисгармония. Напомним, что рассматривается поведение в этой ситуации перворынка, для которого характерно единство производителя и потребителя. Движение к гармонии потребления требует роста предложения, т. е. объёмов и цена здесь никакой роли не играет. Цена на товар даже может снизиться вследствие роста объёмов, но её рост исключён по определению. Необходимый рост оборотных средств имеется в наличии и эволюционно, будет сопряжён с ростом объёмов производимой продукции, но и это, ни как не влияет на изменения цен. Поэтому для перворынка, при отсутствии посредников, появление дополнительных денег не вызывает опасений инфляции.

Оставить комментарий

Вы должны Войти чтобы оставить комментарий.