ЛАБОРАТОРИЯ

Ценообразование на свободном рынке. (О концепции ценообразования).

Первоначально идея о необходимости разработки концепции для создания системы ценообразования родилась давно, когда автор участвовал в различных конференциях на эту тему и пытался математически моделировать условия конкурентного равновесия. Появились определённые результаты в этой области, которые могли бы быть внедрёнными в рамках города и даже всего региона. Обратившись таким предложением к региональным властям, автор был, отвергнут с мотивировкой о ненадобности таких работ. Всё и так замечательно. В то же время существует огромное количество задач требующих простого упорядочения, что уже само по себе может привести к оптимизации в ценообразовании, не нанося какого-либо ущерба ни производству, ни рынку. Развивая эти идеи, автор пришёл к убеждению о необходимости такой работы, ибо давно и явно проявлялись признаки грядущего кризиса. Теоретические знания всегда продуктивны.

 

О возможности и необходимости регулирования.Экономическая теория, как принято в существующей рыночной идеологии, принимает ценности и предпочтения участников рынка как истинные данные, отражающие состояние развития экономики и справедливое распределение общественных благ (1). Под прикрытием этого методологического условия она негласно вводит некоторые дополнительные утверждения о ценностях якобы объективно существующих в обществе. Наиболее важным из них является утверждение, согласно которому приниматься в расчет должны только рыночные эгоистические ценности; т.е. только те размышления, которые приходят в голову участникам рынка, когда те принимают решение, сколько они готовы заплатить другому участнику рынка в процессе свободного товарообмена. Это утверждение не всегда справедливо даже, когда цель состоит в определении рыночной цены, но оно абсолютно игнорирует весь широкий спектр личных и общественных ценностей, которые не находят и не могут находить своего выражения в поведении людей на рынке. Доменирование эгоизма на нашем рынке — это больше чем беда, это болезнь, требующая профилактического лечения. А эти ценности не должны игнорироваться при решении многих вопросов в обществе, в том числе и связанных с вопросом рыночной цены и распределения доходов.Как должно быть организовано общество, как должны жить люди? Ответы на эти вопросы, по-видимому, не должны основываться на рыночных оценках. Для России сегодня это, оглядываясь на прошлое, стало особенно очевидным. Если бы довод рыночных фундаменталистов о том, что общие интересы наиболее полно удовлетворяются путем безграничного удовлетворения личных интересов, или своекорыстия, был бы верным, то это не приносило бы много вреда; но поскольку такой вывод не учитывает необходимости удовлетворять коллективные потребности общества, то это положение становится весьма спорным. Экономические интересы отражают лишь тот факт, что конкретный участник рынка готов платить другому партнёру определённую цену за его товар в ходе свободного товарообмена. Тогда такие <ценности> они предполагают, что каждый участник представляет собой центр корысти, заинтересованный в максимально возможном увеличении своей эгоистической прибыли в такой степени, что исключаются все остальные соображения. Это описание похоже на описание поведения на рынке, но для поддержания существования общества в целом и самого человека — в частности — должны существовать и некоторые другие, ценности общества в его целостности. Что представляют собой эти ценности и как их можно примирить с рыночным интересом?Сегодняшняя Россия, так уж сложилась её историческая судьба, провела полновесные эксперименты над собственным народом, и отважиться на проведение их никогда не решалась ни одна страна в мире. Наша страна единственная в мире 70 лет существовавшая в условиях равновесной экономики, обеспеченной тоталитарной системой регулирования, обладающей властью бюрократии и чиновничества. При этом само чиновничество находилось в жесткой среде ответственности перед политической властью страны. Это конечно нарушало субстанциональные основы эволюции общества, которое требовало в соответствии с общей теорией систем необходимого разнообразия, как основы и фундамента развития. Поэтому отсутствие обеспеченности этой компоненты в реальных условиях тех времён, не могло не привести к разрушению всей системы, чему мы и стали свидетелями в 90-х годах прошлого века.Не успев оправиться от передряг, связанных с разрушением ранее существовавшего хозяйственного механизма, Россия, по-видимому, опрометчиво окунулась в новый эксперимент. Сутью этой <новинки> стала полная свобода действий всё тех же чиновников, но уже не отвечающих, ни перед кем. Так формировался в нашей стране режим анархии, оправдываемый рыночной идеологией заимствованной нами у развитых стран Европы. Уже через небольшой период времени стало ясно, что «невидимая рука» А.Смита это просто деревянный «протез», а рынок по своей природе не способен к гармоничному развитию. Уберите эту «священную корову» с дороги эволюционного развития и многое в стране изменится. Сейчас это сделать самое время, иначе в недалёком будущем кризисы, как и тайфуны, вновь наберут свою силу и к чему приведут они мир, сегодня не ясно.Сегодня, если серьёзно говорить о кризисе и путях выхода из него, то следует отметить то обстоятельство, что наша экономика поражена значительно более глубоко, нежели это видит власть. А именно, практически полностью потеряна её устойчивость под ударами отторжения всего ранее существующего как материального и интеллектуального наследия прошлого. Это смертельная болезнь страны. Как следствие этого утрачена стабильность, как основное условие возможности адаптации населения к изменившимся условиям жизни. Говорить о каком-то переобучении людей в этих условиях просто сотрясение воздуха. И наконец, эффективность экономики низка и катастрофически продолжает снижаться, теряя социально — производственный опыт. Фундаментальная триада как основа существования стремительно разрушается, мотивированная стремлением к прибыли как к цели и смыслу существования всей жизни. Вызывают большие сомнения и предложенный властью путь лечения болезни. Скорее он будет неудачен. Такое предположение возникает при анализе не такого и далёкого нашего прошлого (табл. 1 а и б). Посмотрите и сделайте сами небольшой анализ этих таблиц, и Вы сами увидите <Кому на Руси жить хорошо?>

Табл. 1. Индексы цен в России в период либерализации.
а) Рост цен по отношению к предыдущему году в процентах

Цены по отраслям экономики 1991 г. 1992 г 1993 г. 1994 г.
Розничные цены 260 2610 940 320
Цены в промышленности 240 2050 990 510
Цены в сельском хозяйстве 160 940 810 300
Цены в строительстве * 1610 1160 560
Тарифы железной дороги 150 2050 1850 760
Тарифы на электроэнергию 200 5990 1380 320
Цены на автогорючее 230 14900 580 360
Тарифы на газ 190 1320 920 390

б) Индексы цен (уровень 1991 года = 100)

Виды цен 1991 г. 1992 г. 1993 г. 1994 г.
Розничные цены 100 2610 24534 78509
Цены в промышленности 100 2050 20295 103505
Цены в сельском хозяйстве 100 940 7614 22842
Цены в строительстве 100 1610 18676 104586
Тарифы железной дороги 100 2050 37925 288230
Тарифы на электроэнергию 100 5990 82662 264518
Цены на автогорючее 100 14900 86420 311112
Тарифы на газ 100 1320 12144 48532

Глядя на эти таблицы, как на результат воздействия рыночной идеологии на производство, уже на начальном этапе трансформации, становятся понятным, почему общество не смогло адаптироваться к таким изменениям его жизненного пространства и вынужденно разрушило созданный ранее промышленный потенциал своей собственной страны. Анализ показывает, что эти разрушения превысили почти вдвое ущерб от разрушений войны 1941-1945 годов. Такова сила дисгармонии общества, в которое оно попало на заре окончания XX века.

Это нужно обязательно помнить, когда кто-то приступает к разработке концепции ценообразования. Необходимо так же понимать, что это опасный механизм регулирования всех без исключения общественных отношений и с ним нужно обращаться достаточно осторожно. Следует обратиться и к мировому опыту в ценообразовании, если мы не имеем своего, хотя в плановый период нашего развития он был и обеспечивал необходимую устойчивость экономики. Принципиально важно, что стремление государства, обладающего правом регулирования, в том числе и ценообразования, направлено к наиболее полному учету интересов граждан и результатов научных изысканий. Оно может и должно порождаться различными причинами: и демократическими институтами (как в странах Запада и США), или культурой государственного управления (как в Китае), или чувством ответственности элиты за свою страну и свой народ (как в Японии и странах Юго-Восточной Азии). А как эти вопросы решает наша власть, запутавшаяся во множестве систем развития в мире, которым она бездумно пытается подражать? Это основной вопрос в предложенной концепции, аргументация ответа на который содержит в себе теоретические основы эволюционного развития доступные сегодняшнему уровню развития науки. Немаловажен и опыт России испытавшей на себе множество вариантов механизмов регулирования и управления экономикой.

Концептуальные задачи ценообразования.
Теоретически системным кризисом называется ситуация, когда система теряет внутренние потенции развития, возможности адаптации, выбора решений и способности к адекватной реакции на окружающие изменившиеся явления или условия. Вот один из убедительных примеров выхода из кризиса, когда в период острой нужды населения, наступившего после тяжёлой и кровопролитной войны, страна нашла в себе мужество и осуществила процесс, который сейчас бы экономисты назвали <безумием>, она снизила розничные цены (таб.2).

И это, по мнению автора, была Великая победа, но уже на бастионах экономики. И всё- таки это был скорее волевой акт благодарности всему народу за его выдающуюся победу в войне со стороны государства, но он себя оправдал и консолидировал общество, увеличив его деятельностную мощность. Народ это оценил, что, даже не смотря на все трудности связанные с необходимостью восстановления страны после тяжелейшей войны, власть поняла необходимость поддержать общество.

Снижение цен на повседневные товары (других просто не было) стало первоочередной задачей и приняло почти регулярную основу. Люди знали и готовились к такому событию сдержано и с достоинством, не устраивая столпотворения в стремлении приобретения товаров. Одновременно с этим были отменены и <карточки>.

Табл.2 Индексы государственных розничных цен (цены 4-го квартала 1947 г. приняты за 100)

Дата / Товары все продовольственные непродовольственные
1 марта 1948 83 82 86
1 марта 1949 71 68 78
1 марта 1950 57 53 65
1 марта 1951 53 48 63
1 апреля 1952 50 43 62
1 апреля 1953 45 38 57
1 апреля 1954 43 38 53

Это было глубоко системное решение, которое позволяло не только облегчить послевоенную жизнь общества, но и консолидиро-вать его, что в свою очередь ускорило все процессы восстановления страны. Этот факт статистически убедителен и неоспорим. Но почему-то он не нашёл и не стал предметом изучения своей феноменологичности. И это было ошибкой науки, не раэгледевшей в этом феномене движущих сил развития.Другим примером этого может служить <Третий путь> Т.Ф.Рузвельта по выводу страны из тяжелейшего экономического состояния, которое в истории известно как <Великая депрессия>. И в этом случае страна вышла из кризиса с более консолидированным обществом, духовно более сильной. Эта уверенность в себе у американского общества сохранилась до сих пор и страна не потеряла своего лидерства и в настоящее время. И хотя появление кризисов в мире было регулярным и широко известно ещё с XIX века, глубокие экономические потрясения произошли в двадцатом. К ним относятся и уже приведенные примеры выхода стран из глубокого кризиса.

Несмотря на различие причин появления, эти кризисы объединяет путь выхода из него, когда обессиленное общество после трудных времён не только восполняло потери, но на выходе из кризиса представляло собой более сильным, консолидирован-ным, сумевшим обеспечить высокий темп своего развития. В физике и математике есть раздел, в котором исследуется устойчивость различных систем. Системе задается малое отклонение от положения равновесия (имитация кризиса). Если при этом внутри самой системы возникают какие-либо механизмы или силы, возвращающие ее в исходное состояние, значит, она устойчива. Если наоборот, то малое отклонение от равновесия приводит к возникновению сил, увеличивающих расхождение, значит, система неустойчива.

Такой имманентной силой, исправляющей ошибки власти, может стать только консолидация общества. Это так называемая система иммунитета, больше всего известна в медицине, отражающая уровень здоровья индивида. В общественной среде она олицетворяет здоровье общества способного к выживанию и адаптации к изменившимся условиям среды проживания. В большей степени это духовные силы консолидированного общества, отраженные в религии, вере и даже идеологии. В истории примеров достаточно. Материальная сущность бытия обеспечивает поддержку такого иммунитета, тем самым создаёт условия его проявления. Материальная компонента иммунитета по существу является последним бастионом, потеря которого разрушает единство общества и его целостность, которые в дальнейшем трудно восстановимы.

Потеря обществом накоплений, а тем более появление долгов в сочетании с потерей работы, определяющей смысл жизни, превращает общество в агрессивную и деградирующую толпу, которая усугубляет и углубляет кризисные явления. Сегодня это остро проявляется в нашей жизни. Мы не диверсифицировали экономику. Мы сидели на «нефтегазовой игле» и имели от этого преимущества, пока цены росли. Но когда цены упали, мы оказались заложниками нашей однобокой экономики.

Мы развивались и не думали о будущем почти десять лет. С 2000 года мы получили 2 трлн. долларов только по экспорту. А сколько вывезено денег из внутреннего рынка, никто не знает. Да за эти деньги можно было построить новое государство, а в результате общество потеряло ряд отраслей, обеспечивающих потребление продукции и услуг на внутреннем рынке страны. Мы же не создали современную нефтехимию и современную лесопереработку, где имели и всё ещё имеем лучшие условия в мире, не развили электромашиностроения, которое могло бы быть нашей крупной отраслью. По жилищному и инфраструктурному строительству не достигли даже уровня 1989 года и, наконец, не обновили в большинстве отраслей технологическую базу, безнадежно устаревшие фонды, оставшись с оборудованием со средним сроком работы около 18 лет вместо 7-8 по нормальному стандарту.

Такая печальная участь отечественного производства обусловлена беспримерным стремлением к прибыли всех без исключения частных собственников, включая и предприятия обладающие собственностью общества. В результате амортизационные отчисления не попадают в сферу обращения финансовых средств, а выводятся тем или иным способом за пределы страны вместе с прибылью, если она получена. Взамен этих средств в оборот предприятия поступают кредитные ресурсы банков, что естественно приводит к росту цены или услуги. Так с неотвратимой очевидностью раскручивается спираль инфляции, в результате которой внутренние цены продукции отечественного рынка стали превышать сложившиеся цены за рубежом на такую же или аналогичную продукцию. Иллюзии же о потенциале и устойчивости российской экономики разрушены окончательно.

Кризис убедительно показал, что строить модель экономического развития страны лишь в расчете на продажу за рубеж сырья крайне недальновидно и небезопасно. Опыт регулирования цен в развитых странах после «Великой депрессии» уже относительно устоялся и определил свою социальную эффективность. В США государственное регулирование цен ведется по 70 отраслям экономики. Наилучший и детальный механизм государственного регулирования цен — в Японии. Он зависит от положения дел в государстве и от экономической конъюнктуры за ее границами. Государственное регулирование в стране совершается по 200 отраслям. В Японии, первые три года норма прибыли для новых товаров составляет 19%, еще через три года она не может превышать 15%, а через 5 лет — 10%. Это заставляет постоянно улучшать производство и выпускать новую, более совершенную продукцию. Вполне возможно, что это влияние Нобелевского лауреата В.В. Леонтьева и его модели «затраты — выпуск», когда он продолжительное время консультировал Японское правительство (4).

Таким образом, в западных странах, США, Японии регулирование ценообразования является главным механизмом управления рыночной экономикой. Аналогична картина по ценообразованию и в других странах, где забота о населении выступает на первый уровень важности. В хаосе ценообразования наша страна не имеет аналога в мире, мы в этом вопросе единственны и уникальны. Но возможно уже настало время для наведения порядка и у нас.

Технологический прогресс в нашей стране искусственно остановлен 20 лет назад — чтобы запустить его вновь, нужно восстановить науку и высшее образование, в корне изменить систему госуправления, найти и создать действенные стимулы для бизнеса. Монополизм необходимо ограничить при помощи прозрачного ценообразования и права антимонопольной службы возвращать на место резко изменившиеся цены и обеспечивать полную компенсацию населению той территории, где монополизм принес ущерб. Коррупцию — введением правила, при котором дающий взятку бизнесмен или гражданин освобождается от ответственности в случае сотрудничества со следствием. Разумеется, это правило сработает только при честной и активной позиции руководства государства. Так, премьер Сингапура на вопрос о том, как он свел коррупцию до минимума, ответил, что расстрелял двух своих друзей — и <все сразу всё поняли>.

Методология ценообразования.
Проблема формирования справедливых цен на товары и услуги также решаема, наука за двести лет наработала много путей для этого. Но саморегулирование цен на рынке или создание системы такого регулирования не является единственным и субстанциональным фактором. <Явленное Дао не Дао>- говорил когда-то древний китайский философ Лао-Дзы. Корни и истоки кризиса находятся более глубоко, нежели мы сегодня полагаем. Их нужно искать в первоэлементе деятельностной сущности общества. Гармонизация компонентов структуры такого первоэлемента (закон о 3-х факторах, определённый ещё в начале XIX века) на основе справедливости и равноправия, позволяет обеспечить распределение компенсаций ранее произведённых затрат между трудом, капиталом и природными ресурсами (3). Так формируется необходимая достаточность производимых благ для общественного потребления, символизирующая гармоничное эволюционное развитие и создающая возможность планирования.

Это и есть первоэлемент сущностной деятельности общества, в основе которого лежит созидательный синтез входящих в него категорий. И только на этом уровне можно создать процессы аналогичные тем, что проходят в естественном мире природы. Ведь используем же мы бионику, когда разрабатываем идеи механизмов пригодных в мире цивилизации. Давайте будем использовать уже гармоничные начала природы, но отражённые уже в сфере экономики. Гармония в первоэлементе, в этом случае, может служить гарантией последующего рационального ценообразования в системе производства продукции, без ущемления интересов общественного бытия во всех сферах его проявления. Система ценообразования, построенная на таком едином субстанциональном фундаменте, обладает высокой ус-тойчивостью, особенно если распределение в первоэлементе соответствует известным в природе правилам <золотой пропорции>. Отметим, что структурное соотношение <хищники — травоядные — объём биомассы> в своей неизменности существует более 60 млн. лет. Используя в качестве основного критерия развития ГАРМОНИЮ можно обеспечить устойчивость и стабильность экономики, для которой не страшны будут даже кризисы.

Реальность является системой частей, и, как в любой системе, в ней действует стремление к равновесному функционированию. Поэтому на все ее элементы распространяется закон взаимопомощи с целью обеспечить это равновесие. Уровни от неживого до животного, безусловно, подчиняются этому закону, т.к. у них нет возможности выбора. В них желание получать имеет форму получать «ради других» (ради блага системы), а иначе не выжить. Конечно это не осознанный выбор, а результат действия природных инстинктов, обеспечивающих такое саморегулирование. А человеческий уровень в силу наличия в нем разума уже позволяет себе получать «ради себя», не принимая в расчет интересы равновесия системы. А это уже вызывает внутрисистемный конфликт или, как минимум, дисгармонию, не говоря уже о сознательном искажении информации. (Так называемая мотивация).

В результате вся информация воспринимается и оценивается человеком исключительно с эгоистической, а не беспристрастной точки зрения и, тем самым, искажается. Человек ставит себя в позицию получающего и тогда делит реальность, исходя из собственных интересов для получения значительно больше всевозможных благ. Чаще всего, а скорее всегда, это происходит за счёт других. Так формируется мотивация, как основа деятельностной сущности цивилизации. Государственная власть со всеми ее взаимосвязями ветвями может обеспечить реализацию такого подхода в ценообразовании. Она имеет для этого могучий регулирующий механизм, который можно и должно использовать на полную мощность, а не стоять в позе равнодушного наблюдателя, как будто кардинальные преобразования результативно пойдут сами собой, а рынок решит, какими должны быть цены. Такие взгляды ошибочны и вредны.

Роль цен определяется тем, что только с их помощью могут быть приведены к общему знаменателю и сопоставлены затраты и результаты производства, плановых и хозяйственных решений. Никакой другой экономической категории, которая могла бы выполнить эти функции, человечество не изобрело. Поэтому цена выступает в качестве одного из важнейших инструментов управления, обоснования плановых и проектных решений, формирующих будущее нашего общества. Именно на стадии проектирования осуществляется поиск конкурентного преимущества в сопоставлении с уже достигнутым результатом в реальной жизни. Это путь эволюции полностью отражает аналогию развития природы. Конкуренция полученных продуктов лишь должна подтверждать проектные решения, а не искажать их, используя все возможные виды рекламы, как это делается сейчас.

Общеметодологические правила формирования и применения цен должны быть закреплены в государственном законодательстве, а методики определения уровня реальных цен должны стать едиными для всех отраслей и видов продукции и услуг, и получить своё отражение в законах на уровне региона. Более того, автор убеждён, что регулирование экономики в области ценообразования должна осуществляться исключительно в рамках региональной власти, а федеральная власть лишь обеспечивает методологическое единство законов о ценах. Сами законы должны стать исключительной прерогативой региональных законодательных органов. Это связано с высоким уровнем разнообразия условий, в которых существует население страны. Государство может устанавливать лишь исключения (временные или постоянные) из единых правил, например, для детского ассортимента товаров или медицинских препаратов, но только в случае компенсации выпадающих доходов изготовителя или продавца при установлении таких исключений. Это, по-видимому, единственный путь восстановить межотраслевое взаимодействие производств, без возникновения экономического ущерба и производственных конфликтов.

Другой проблемой, решение которой не только назрело, но уже давно перезрело, является устойчиво растущий монополизм в нашей экономике. Никто в стране эту проблему не решает, мотивируя невозможностью, но её решение есть и лежит на поверхности. Службы борьбы с доминированием должны стать региональными и защищать интересы населения региона, обеспечив полную компенсацию ущерба нанесённого монополистом его действиями, а не ограничиваться <мифическими> штрафами, используемые неизвестно кем. Методология поиска монополиста есть, её необходимо только применять, если есть целенаправленная управленческая воля.

В организационном пространстве нашего края существует множество решений, которые могут обеспечить и рост оплаты труда с од-новременным снижением цен, а при не очень больших вложениях обеспечат и рост числа рабочих мест. Ещё три года назад ориентировочные расчеты были сделаны, но власти они не понадобились, о чём автор говорил ещё вначале статьи.

У автора часто спрашивают, когда следует ожидать окончание кризиса? Если читатель заметил, в начале статьи автор отмечал, что обязательным признаком, сигнализирующим о приближении окончания кризиса, служит консолидация общества. По-видимому, это неотъемлемое свойство борьбы с кризисом. И не важно, кто эту консолидацию, осуществляет и под каким флагом, и с какой идеей. Проанализируйте по этому признаку мировую историю. Из кризиса выходит общество, а не власть, и только общество своими действиями создаёт и обеспечивает этот выход. Хотя иногда такой выход бывает и не рациональным и даже ведет в новый тупик. Так тоже бывает. Это также как и при болезни, если больной не борется за жизнь, его конец не минуем.

Положа руку на сердце, Вы, читатель, видите в стране хотя бы признаки какой либо консолидации? Вот когда это увидите, значит, страна пошла на поправку, и конец кризиса уже не за горами. А пока нет ответа на поставленный вопрос.

Литература и пояснения:
1. Адам Смит, Экономическая теория, которую Смит изложил в «Исследовании о причинах и богатстве народов» 1776г, была тесно связана с системой его философских представлений о человеке и обществе. Основной движитель человеческих поступков Смит видел в эгоизме, в стремлении каждого индивида улучшить свое положение. Однако согласно ему в обществе эгоистические устремления людей взаимоограничивают друг друга, образуя в совокупности гармоничное равновесие противоречий, являющееся отражением установленной свыше и царящей во Вселенной гармонии. Конкуренция в экономике, стремление каждого к личной выгоде обеспечивают развитие производства и, в конечном счете, рост общественного благосостояния.
2. Л. Майзенберг. «Ценообразование в народном хозяйстве СССР». Госполитиздат, М., 1953 г. Однако то обстоятельство, что потребительские продукты, необходимые для покрытия затрат рабочей силы, производятся и реализуются в современных условиях как товары, подлежащие действию закона стоимости, не может не вести к воздействию закона стоимости также на производство. Так как потребительские продукты не просто распределяются, а продаются и покупаются за деньги, то и доля отдельных работников социалистического общества в общественном фонде потребления также выступает в денежной форме, в виде денежной заработной платы.
3. Сэй, Ж.-Б. Трактат по политической экономии М. Дело : Акад. нар. хозяйства при Правительстве. Рос. Федерации, 2000. Сей выделил три субстанциональных элемента экономики: производство, распределение, потребление. «Чтобы какой-нибудь народ мог воспользоваться преимуществами хорошей экономической системы, еще недостаточно, чтобы правители его были способны усвоить себе наилучшие планы, — необходимо, чтобы сам народ был в состоянии воспринять их».
4. Василий Леонтьев «Будущее мировой экономики» М. «Прогресс». 1968. («The Future of the World Economy»). Анализ по методу «затраты – выпуск» относится к той области экономики, создателем которой был французский экономист XIX в. Леон Вальрас и которая известна как теория всеобщего равновесия. Она ставит в центр внимания взаимозависимость экономических отношений, представленную системой уравнений, выражающих экономику как единое целое в сфере производства и потребления.
5. В. Грузиненко, статья на этом сайте. «В поисках дефляции», в которой автор выдвигает гипотезу и её аргументирует, каким образом сохраняется экономическое равновесие в условиях долгой инфляции.